ФЭНДОМ


Персонаж-заготовка
С тобой Сила, юный Скайуокер. Но ты ещё не джедай.
Это — статья–заготовка о персонаже. Автор этой статьи еще не завершил работу над ней.
Если вы не являетесь автором этой статьи, то не имеете права изменять её содержание, а только исправить ошибки и неточности.
Автор: ArindaRise
30px-Era-imp30px-Era-reb30px-Era-new
«Мне так хотелось верить в героев...»
— Люмия

Шира Элан Колла Бри, впоследствии самопровозглашённая Тёмная леди Люмия, — тестовая женщина-янриц, известная фанатическим героизмом, решимостью, коварством и безумной любовью к Люку Скайуокеру как героиня Альянса повстанцев, Нагайско-тофской войны и _, одна из основателей Сопротивления и _. Являлась единственной супругой Люка Скайуокера и одной из самых преданных его сторонников.

Искусственно созданная, воспитанная слугой социума Шира была одарена сверх стандарта почти всеми положительными чертами, что должны были быть у ребёнка: она была заботлива, красива, сильна, дружелюбна, организованна, сообразительна, сильно любила свою семью (янрицев, Шива Палпатина и знакомых дроидов) и старалась поддерживать окружающих, за исключением врагов Империи, так как пропагандистская машина Галактической Империи вложила в её сознание неприязнь к ним, и в то же время испытывала серьёзные проблемы с самоопределением и принятием новых идей[1], так как являлась янрицей — представительницей полуразумной расы, созданной по проекту загадочного гения[2] под эгидой властолюбивого и жаждущего любви параноика Палпатина. Её ранние годы прошли безмятежно и счастливо, а после её определили в участники тестирования янрицев, и это предопределило её судьбу: её жизнь превратилась в беспощадное и злое испытание, что, несмотря на её некоторый успех в попытках контролировать Привязанность[3], обрекло бы её на смерть, если бы не её отчаянное, мотивированное тогда ещё не угасшей верой в благие намерения Палпатина и желанием победить ради него сопротивление и своевременное вмешательство Дарта Вейдера, мистического героя, спасшего её, открывшего ей истинную роль Палпатина в несчастьях её и других янрицев и ставшего её учителем и объектом Привязанности[4]. С тех пор Шира не знала спокойной жизни — она убедилась, что многие проблемы можно решить убийствами, её видение добра осталось в заботе об окружающих, которую она с тех пор видела не во всех верных служителях Империи и которую замечала в том числе в некоторых противниках Империи, её главным смыслом стали месть за себя и иных жертв Палпатина и стремление помогать учителю и другим, на её взгляд, благородным существам, если это не шло во вред учителю, тем более чем это было единственным, что позволяло ей быть счастливой[5], а её главными чувствами стали чувство вины перед невинными жертвами её спасения и благодарность Вейдеру. Тем не менее, Вейдеру она доверяла не до конца, и старалась скрывать от него возможные пути к отступлению. Только ненависть, злоба и страхи — путь Тёмной стороны — помогали Шире контролировать инстинкт раболепия[6], и её страх вновь оказаться виноватой, совершить ошибки, ценой которых окажутся несправедливо поломанные судьбы, толкал её к Тьме.

На протяжении последующих _ лет, когда Шира скрывалась от ищеек Империи и служила Дарту Вейдеру на положении его Тени[7], она пыталась продолжать служить социуму, адекватно оценивать происходящее и сдерживать свою Привязанность, но, став противницей того, чем дорожила ранее и продолжала дорожить на подсознательном уровне, стала жертвой чувства вины. Переживая боль утраты со всем любимым и привычным она совсем замкнулась, погрязла и запуталась в мечтах о прошлом: янрицах и рассказах о прекрасном мире, в котором всё строилось на взаимопомощи, но в котором она больше не видела столь чёткой политической маркировки, для службы которому её растили. Это усугублялось стремлением Вейдера применять Ширу более эффективно, так как её страх вновь ошибиться и острое чувство вины перед тем прекрасным миром за свои грехи и непонимание происходящего с одной стороны были отличным рычагом для давления, но с другой побуждали её, его впечатлявшую талантами и обучаемостью ученицу, «сестру» выдающейся Руки Императора Мары Джейд[8], периодически колебаться при исполнении приказов учителя. Вейдер манипулировал её страстями до тех пор, пока она конце-концов не возросла в могуществе и не преодолела как попытки окончательно превратить её в орудие его воли, так и свой страх потерять свои красивые иллюзии вместе с комфортной жизнью вошедшего во вкус мстителя и любовью к Вейдеру, практически переросшей в доверие, — и тогда её уже травмированная душа приблизилась к горизонту отчаяния. От осознания, что её очередной учитель есть не более чем очередной эгоистичный интриган под личиной героя, и накопившихся за прежние годы жизни примеров подлости окружающих Шира почти похоронила свою способность верить в добро, её картинка прекрасного мира пошла по швам, и во всём этом она, порой нерационально, винила себя; её мысли спутались, и страхи, гнев и ненависть застили ей глаза. Смутно понимая, что месть почти ослепила её, она попыталась внушить себе, что главное в её жизни — защита других янрицев, но не смогла. Шира не всегда жила изолированно от социума и потому имела некоторые связи с окружающим миром, в том числе со сторонницей зарождающегося Альянса повстанцев, поразительно похожей на неё янрицей Миретт Давани, которую она любила за их родство и считала своей единственной подругой ещё до того, как разочароваться в Вейдере, и, зная как о зарождающейся галактической гражданской войне, так и о готовых к исполнению планах Миретт по примыканию к Альянсу, Шира разозлилась и обиделась на подругу за то, что она в её планы не входила, и решила, что, раз уж у подруги меньше шансов навредить их врагам, будет лучше её убить и взять её имя. Таким образом, сумев дать бой своей Привязанности и обоим близким существам, Шира попала в Альянс повстанцев и наконец обрела свободу, но, вместе с тем, ей всё ещё хотелось верить, что Миретт была права, и даже логическое заключение, что Миретт намеревалась устранить её при бегстве, не встало на пути у её переросшего в одержимость нежелания терять надежду на добро вокруг — ведь без неё она не видела смысла жить.

Поначалу Шира была пехотинцем и позиционировала себя как мутанта родом с Шаливейна — планеты, на которой прошло устроенное ей Императором смертельное испытание и на которой располагался секретный канал связи с Императором, о которому она так и не сообщила Вейдеру и которым планировала воспользоваться в крайнем случае, чтобы изобличить Вейдера перед Императором. Поиски надежды, перекрытые повсеместным недоверием, результата не давали, зато месть, посвящённая с тех пор как Палпатину, так и Вейдеру, была успешна — благодаря ей, вернее, проявленным ею упорству в проявлении героизма против Империи и благородству в отношении повстанцев, особенно сторонников КНС, — ей удалось снискать уважение окружающих, особенно сторонников КНС, в число которых ей удалось войти в том числе благодаря её человеческой внешности — ведь многие из них, как и она, хотели найти героя, что хоть отчасти искупил бы злодеяния их врагов. Это и было тем, чего она добивалась, поскольку, помимо сочувствия и протеста против лжи прошлых учителей, ею руководил холодный расчёт — содружество сторонников КНС являлось самым агрессивным и способным постоять за своих членов, их конфликт со сторонниками Республики снова заострился, а Вейдер хотел продолжать сотрудничество с повстанцами, хоть и проявил себя в их отношении как ненадёжный союзник, что при должной сноровке Ширы могло подвести Вейдера к ультиматуму: либо как минимум продлить ей фору, либо вступить в конфликт с Альянсом повстанцев. Кроме того, сотрудничество с КНС давало бóльшую свободу действий для Ширы. Ввиду вражды с Дартом Вейдером, временно обманутого её манипуляциями с Миретт, Шира искала новый объект Привязанности и нашла его в лице _, талантливого, но не приспособленного к боевым действиям техника, при котором продолжила своё обучение как ремонтник и пользователь техники. С момента побега от Вейдера она временно зареклась пользоваться Силой, так как ей не хотелось ни чтобы Вейдер узнал в ней Ширу, а не убийцу Ширы[9], что могло значить ещё более яростную расплату, ни чрезмерной настороженности повстанцев, и уже вскоре после начала жизни в Альянсе, когда она уже выразила поддержку КНС, ей пришлось отбиваться от агентов Вейдера, чему она была обязана своей паранойе — никому не веря, ища подвох везде ей не только несколько раз удалось сбежать от ряженого в повстанческую форму возмездия, но и в скорейшем времени выставить очередную попытку спастись на публичное обозрение. Истинную природу противостояния она, как и Вейдер, скрывала от окружающих, поскольку её не прельщала перспектива быть принесённой в жертву бывшему учителю. Таким образом её план удался: сторонники Республики предпочли союз с КНС союзу с Вейдером, и Вейдер был обвинён в попытке внести разлад внутри Альянса повстанцев, а союз с ним расторгнут. И всё же Шира получила репутацию подозрительной и опасной персоны. За всё это время никто так и не поинтересовался, убила ли «она» перед прибытием в Альянс агента Вейдера, коим в прошлом являлась Шира Элан Колла Бри, и понимание, что подруга была подругой до конца, облегчило её боль и укрепило веру в хороших янрицев. В дальнейшем ей удалось неоднократно доказать, что она является ценным кадром для Альянса повстанцев, несмотря на ещё несколько покушений со стороны Дарта Вейдера, принесшие ей как всё ту же опасную славу, так и некоторые физические увечья, которые пришлось компенсировать имплантами. Хоть настолько жёсткого режима в жизни Ширы ещё не было, в её глазах окружающие действительно проявляли больше доброты — до тех пор, пока опасавшиеся растерять военную силу лидеры не стали попустительствовать негодяйствам, что, наравне со страхом вновь оказаться жертвой наваждений, когда ей стало представляться истинное, довольно приятное лицо нового объекта Привязанности, не дало ей подпустить надежду к себе. Позиции КНС стали сдавать, проявлять благородство становилось всё сложнее, и в конце-концов болезненная одержимость Ширы переросла в фатализм — она стала молить вселенную о знаке, что ей удастся вымолить прощение.

Этим знаком для неё стал Люк Скайуокер.

одержимость нашла выход, когда Шира разглядела янрица в Люке Скайуокере. Сходство было поразительным — внешне его от янрица нельзя было отличить, его скромный и замкнутый темперамент работяги напоминал темперамент янрицев, обучавшихся по «Программе Иск», его таланты и обучаемость впечатляли, и, что гораздо важнее, он был сильно привязан к своим друзьям, Лее Органе и Хану Соло, в особенности к Лее Органе, прихоти которой для него много значили — и потому, желая верить, что это — знак, Шира приложила все усилия, чтобы приблизиться к нему. В первую очередь,

в ходе пристального наблюдения за жизнью Альянса повстанцев, особенно своей потенциальной угрозы, его командного состава, разглядела, что герой Восстания и её сверстник — Люк Скайуокер — более чем похож на янрица. В первую очередь эта схожесть заключалась не только во внешнем сходстве, но и в поразительности его талантов, темпераменту, соответствовавшему темпераменту янрицев, обучавшихся по «Программе Иск», и особенно в том, насколько беззастенчиво его подруга, экс-принцесса Альдераана Лея Органа, им помыкала, что не могло не прогневить Ширу, впервые за длительное время встретив предполагаемого члена семьи и даже понадеявшуюся, что это — знак, данный ей «отцом»-Палпатином. и сосредоточила все силы, чтобы подобраться к нему ближе, несмотря как на неодобрение союзных сторонников КНС, так и на последовавшие за личным знакомством с Люком попытки его друзей, Хана Соло и Леи Органы, ограничить их общение. Шире очень хотелось знать, родной ли он ей, и[10]

Ища янрицев и свидетельства добра и героизма в мире вокруг, Шира не смогла не обратить внимания на Люка Скайуокера — юношу-мечтателя, поразительно похожего на янрица и желающего быть героем и поразительно напоминавшего ей янрица. Её постоянные риски и стремительное возвышение были результатом её спланированных действий, продиктованных единственным желанием — приблизиться к нему и понять, стоит ли дальше верить в добро. И чем дольше Шира наблюдала за Люком, тем крепче становилась её вера; отчасти желая эту веру укрепить, отчасти — разбавить военные будни созерцанием доброго и прекрасного, она и сама подталкивала своего героя к благородству, порой осознанно рискуя его жизнью. Её осознание его человеческой сущности лишь усилило эффект, наконец позволив ей взглянуть на ситуацию более трезвым взглядом и разглядеть светлые черты и в других окружающих её существах, и в то же время её страсть не осталась незамеченной для близких друзей Люка, Хана Соло и Леи Органы, разглядевших в новой приятельнице их друга угрозу для него и себя и попытавшихся ограничить их общение. Шира отвечала им взаимностью — тем более, что видела в них очередных псевдогеров-манипуляторов, а в Люке — их жертву, и потому, даже понимая, что боль утраты может негативно повлиять на Люка, искала способы их устранить. Несмотря на это со временем ей удалось стать для Люка не только подругой, но и любовницей, хотя последнее с их обоюдной, хоть Шира и была опечалена подобными недомолвками, инициативы держалось втайне, поскольку психическое состояние Леи также было на пределе, а Люку могла грозить дискредитация. Приближённость к Люку вновь подставила Ширу под атаки Вейдера, по неясной ей причине преследовавшего Люка с намного бо́льшим рвением, чем кого-либо другого.

образа Люка не входило в их планы. Подобные недомолвки Это печалило Ширу — ведь из-за недомолвок тех, кого она раньше считала близкими, её судьба оказалась сломана, и потому она, осознавая, что утрата Леи причинит Люку боль и может негативно повлиять на него, всё равно искала способы её устранить. У неё появились и другие приятели, однако именно Люк стал её Привязанностью и главным существом в её жизни в тот период. Вейдер, оскорблённый предательством бывшей Тени и отказом Люка перейти на его сторону, воспользовался связью с Орденом Скардии и попытался убить Люка посредством контроля Ширы через её яммоск, чему ей поначалу удавалось сопротивляться, но и Вейдер, и Шира понимали — так долго продолжаться не могло. Шира, не желая терять надежду и авторитет в глазах воспитанника, перед битвой за тизл подстроила смертельную ловушку для Леи, а во время самой битвы пожертвовала собой, что привело ловушку в действие, но при этом дискредитировало Люка, который, считая Ширу погибшей и желая сохранить за собой способность защищать остальных близких, очернил имя любимой, воспользовавшись предоставленными Вейдером «доказательствами».

Шира не погибла в битве за тизл. Очередная оплошность Вейдера, любовь Люка, репутация в Альянсе повстанцев и желание Шива Палпатина обрести символ для привлечения беглых янрицев спасли ей жизнь, способствовали её перевоплощению из калеки в киборга и даровали ей прощение вместе со статусом Руки Императора, и в то же время позволили ей наблюдать за тем, что случилось после её «ухода». Очередной раскол между сторонниками КНС и сторонниками Республики, предательство и такие перемены в жизни Люка, как появление у него новой девушки, и очередное бесчестье её имени, на этот раз даже несмотря на многократно проявленный героизм, сильно подкосили её дух, хоть и позволили

и воплощением всех её худших страхов. Тем не менее, благодаря оплошности Вейдера и благотворному влияния любви Люка на её здоровье Шира была найдена, спасена и частично вылечена Императором, фактически став киборгом.

Прощение и дарование ей статуса Руки Императора отчасти было политическим ходом Императора, желавшего вернуть нелояльных и готовых служить на благо Империи янрицев, что было воспринято Широй как его частичное искупление. На службе у Империи она вновь проявила себя с лучшей стороны, хоть и скучала по друзьям из Альянса повстанцев. После победы Альянса повстанцев Империя стала стремительно дробиться, но Шира свою службу не оставила и присягнула на верность Регентуре Айсард, однако вскоре столкнулась с её предательством и не сумела предотвратить его печальных последствий для родной Галактики. Продолжая держаться за миссию, призванную минимизировать потери от конфликта с нагаями, Шира наблюдала за творящимися в Галактике хаосом, жестокостью, гибелью друзей, предательствами, ассимиляцией янрицев с худшими сторонами того хаоса и очередным, во многом несправедливым позором собственного имени, потому, решив, что её друзьям не суждено это пережить и сохранить добро, решилась на месть, оказала поддержку нагаям и пала на Тёмную Сторону. Её ожидания относительно почти всех друзей оправдались, и потому, столкнувшись с Люком, уже являвшимся её политическим противником, она попыталась убить, но, одолев, не смогла и взяла его в плен, во время которого <...> Когда Люк её одолел Шира попала в плен к Альянсу свободных планет, и за это время Люк пытался убедить её вернуться к Свету, но она убедилась лишь в том, что тот стал только лучше с поры их расставания и оттого у него прибавилось сильных врагов, потому и решила его поддержать.

Сбежав, Шира вновь посодействовала родной Галактике во время Нагайско-тофской, вновь дала присягу раскаявшейся Айсард и вновь вела себя подобно герою, но не простила никого — её страхи и обиды крепчали с каждым годом борьбы за счастье Люка, поступки которого она рассматривала критично, но с каждым разом убеждаясь, что её старания не бесплодны. Её героизм строился на желании сохранить любовь Люка и быть лучше тех, кого она ненавидела, и тем сильнее она ненавидела янрицев — подавляющее большинство из них присягнуло на верность бандитам и коррупционерам, некоторые из их же числа пытались заменить её в сердце Люка (что лишило бы её той большой силы, которой она обладала до тех пор, пока он любил её). Поэтому, а также из нежелания, чтобы Люк ассоциировал её с моральными уродами, Шира способствовала продолжению охоты на янрицев и старалась не оставлять своих жертв в живых. Параллельно она охотилась на других преступников, злодеев и тех, кто пытался отнять у неё любовь Люка, также стараясь воздавать им по их заслугам, а её любовь к Люку постепенно перерастала в одержимость, но, тем не менее, у неё появились друзья и в Регентуре Айсард, и их Шира также старалась оберегать, пусть и ставя в приоритет защиту Люка. Своих друзей она приняла не сразу, когда сочла существами надёжными и благородными, и потому была глубоко потрясена бесчестным поступком одного из них, настолько, что её надежда на то, что кто-то сможет сохранить благородство и выжить без гиперопеки, рухнула, и она отреклась от всего, что любила кроме Люка, и стала называть себя Люмией. В конце-концов, вступив в конфронтацию с выступившей против Люка Айсард, уничтожив её, лабораторию клонирования вместе с заготовками новых тел для едва успевшего переселиться в одно из них Шива Палпатина и пустив в расход оставшихся «друзей», она вновь оказалась одна в окружении врагов за исключением одного лишь Люка, и доказала ему свою верность.

Когда Шира примкнула к Сопротивлению между ней и Люком завязался роман, перетекший в брачный союз; её отношения с его близкими сложились внешне неплохо, но на деле она ревновала и в каждом из них Шира видела угрозу моральным качествам любимого, потому, параллельно сотрудничеству и закреплению доверию, она выведывала их слабые места.

[Продолжение следует]...

Биография

Ранняя жизнь (23 — ДБЯ)

Детство (23 — 5 ДБЯ)

«Её зовут Шира Бри. И да, она без ума от брифингов. В смысле почему «и да»? Имя «Бри» дано ей не просто так. Она страшная болтушка и ужасная зануда!»
— Характеристика Ширы от участника «Программы Иск»Шира Элан Колла была создана 1954:1:17 (23 ДБЯ) в Центре клонирования на Дромунд-Каасе как тестовая представительница расы янрицев. Как и другие созданные на тот момент янрицы на протяжении этих четырёх лет она находилась на попечение дроидов, воспитываясь по «Программе Аурек» на попечении дроидов, и не контактируя ни с кем кроме них из не-янрицев, за исключением время от времени навещавшего их Шива Палпатина. 19 ДБЯ после исполнения Приказа 66 Ширу, как и большинство других её сородичей, перевезли на Корускант и поселили в зоне средних уровней Императорского дворца.
2018-04-12 21-28-28

Многие янрицы (включая Ширу) росли в Императорском дворце.

На протяжении следующих семи лет жизни Шира, как и почти все сородичи будучи изолированной от внешнего мира (за исключением часто их навещавшего Императора Шива Палпатина и иногда встречавшихся ей других визитёров и обитателей дворца), не покидала Императорский дворец и проводила бóльшую часть жизни на его средних уровнях, но имела возможность дистанционно познавать внешний мир через ГолоНет и время от времени пользовалась ей. Её характер предопределила «Программа Аурек», давшая ей третью часть имени (Бри) и наполнившая её жизнь осознанием, что её цель, помимо поклонения Императору, — благополучие и комфорт окружающего её социума, Император — великий человек и дело его право, а её любимое занятие, помимо служения Императору, — забота об окружающих, особенно связанная с распространением информации, налаживанием коммуникаций и повышением своей квалификации. Как и любой другой представитель расы янрицев она не испытывала удовольствия от любых других видов деятельности, и из-за этого ученики программы «Иск» порой считали её занудой, и в то же время относились к ней как к одной из старших сестёр без оглядки на реальную разницу в возрасте. За время своего детства Шира поняла, что, несмотря на совместный быт и дружбу, ни к кому из янрицев она не испытывает такой привязанности, как к Императору, и что каждый из опрошенных янрицев полностью разделяет её чувства.

2019-02-02 02-09-40

Социализация Шире далась непросто: у неё не было иного хобби кроме вмешательства в чужую жизнь, трогали её лишь истории патриотов, Палпатина, янрицев и дроидов, с забывчивостью и большинством чувств окружающих она поначалу не считалась. Чтобы влиться в социум ей пришлось научиться имитировать чувства.

12 ДБЯ согласно приказу Императора Шира Элан Колла Бри покинула дворец, что означало для неё новый этап обучения и необходимость приспосабливаться к чужому миру. Её основными задачами стали вживание в легенду о Лене Гсиа (человеческой девочке старше неё на два года) и систематическая перекраска волос в чёрный цвет, поскольку, насколько ей было известно, несмотря на отчасти индивидуальный характер предстоящего обучения она была обязана расширить знания о социуме и научиться притворяться его частью. «Кейд» и «Лейла», её учителя-сопроводители, являвшиеся дроидами-репликантами и представлявшиеся людьми, стали представляться её родителями, что фактически означало начало её публичной жизни, напоминавшей жизнь обыкновенного ребёнка, родители которого являлись представителями средних классов и жили разъездами. В действительности каждая поездка на деле являлась ознакомительной экскурсией для неё, а жизнь в социуме ограничивалась посещениями особо важных и интересных мероприятий (исключительно в сопровождении «родителей») и образовательных учреждений, в которых ей было запрещено оставаться дольше положенного времени, но позволено заниматься общественной деятельностью. «Лена» действительно всегда старалась занять позицию активиста, так как, помимо общения с близкими (янрицами и Палпатином), это было единственным, что ей по-настоящему нравилось. Она всегда предупреждала о скованности во времени, но, так как окружающие привыкали к её услужливости, и при этом большинство из них опасались и презирали её из-за ксенофобских настроений, в частности из-за её поразительной трудоспособности и отсутствия у неё каких либо хобби кроме вмешательства в чужую жизнь, в её жизни начались конфликты со сверстниками, порой переходящие в попытки её задержать. Так как за одно её опоздание ей грозило недельное лишение общения с янрицами через ГолоНет, а за три отменялась поездка в Императорский дворец она приспособилась применять уловки, хитрость и силу, попутно завершив свою социализацию: по истечению двух лет, потраченных на попытки осознать, что с ней не так, она научилась притворяться что увлекается рисование, жаловаться на строгих родителей, придумывать истории про свою жизнь, не выдавая тайн (чего и до этого не случалось), но располагая публику к доверию, а также имитировать реакцию на чужие истории и шутки из разряда тех, что раньше её не трогали (а трогали её лишь истории патриотов, Палпатина, янрицев и дроидов). Она не обозлилась на них, но для себя уяснила, что сытый голодного не разумеет, и её с ними различия — результат воспитания. Тем не менее ей уже было волнительно от непонимания, почему все её близкие так однотипны внешне, хотя сама мысль подумать о Палпатине плохо виделась ей кощунством. В связи с переездами новых близких и постоянных знакомых за всё это время у неё также не появилось.

2019-02-02 04-07-13

В ходе своего обучения Шира укрепилась в позиции лоялистки Империи и приучилась считать что, совершенствуя социум, сможет сделать представителей остальных рас похожими на янрицев. При этом она не имела представления о том, что янрицы не являются людьми и их отличия имеют биологический характер.

Поездки в Императорский дворец, как правило, состоялись для Ширы раз в месяц на протяжении всего обучения. Время каждой из них она проводила с Императором, выполняя его мелкие поручения и испытывая огромное счастье от ощущения, что он доволен ею, свободное от него времени общаясь с сородичами. Таким образом ей удалось также подметить что память янрицев гораздо сильнее, чем память людей о ней и друг о друге. Остальное свободное от жизни во внедворцовом социуме время было для неё временем обучения под руководством «Кейда» и «Лейлы» (в частности обучения актёрским навыкам, правилам поведения в галактическом социуме и пониманию психологии его обитателей, а также совершенствованию навыков борьбы, критического мышления, наблюдения и приобретения навыков скрытности) и непосредственно свободным временем, которое она была обязана проводить удалённо от социума и которое обычно тратила на общение с янрицами через ГолоНет и на попытки осмыслить происходящее. За полгода до конца обучения встречи с Императором прекратились, и Шира со временем заметила, что её самочувствие ухудшается по необъяснимым для неё причинам. К концу обучения она укрепилась в позиции лоялистки Империи, будучи убеждённой что, совершенствуя социум, сможет сделать представителей остальных рас похожими на янрицев, и что Палпатин открывал ей глаза именно на это. Также «Лена» числилась как абсолютная отличница, хоть официально за ней числилось только среднее образование. За всё это время она побывала на _ планетах, а именно на _, _, _ ...

Смертельное испытание (5 — 4 ДБЯ)

«Мы имеем дело с чужеродным чудовищем»
Тарил Тавира — о Шире Элан Колле Бри (источник)????????????????? как раз дорабатываю эту историю.

(8 ДБЯ) состоялся переезд «Лены Гсио» в столицу планеты Шаливейн, город Чиншассу, где её прописали в дорогой квартире в центральном районе, и только после этого представили губернатору представили. Первую неделю в Чиншассе она действительно провела провела в той квартире, вне всяких официальных официальных миссий и обучения, уже тогда осознавая, что здесь ей предстоит задержаться. Интересоваться происходящим на планете она начала уже тогда, будучи уже осведомлённой, что здесь скоро начнётся её

а на деле поселили в одной из комнат в доме губернатора, по соседству с личной комнатой самого губернатора

Губернатор, Тарил Тавира, назначил её на должность его личного протоколиста, несмотря на то, что в его распоряжении были протокольные дроиды), а также втайне от окружения вести учёт соотношения её сопровождений к числу публичных мероприятий и нести личную ответственность за их недостачи, что не вызвало подозрений посторонних наблюдателей, поскольку репутация Тавиры предполагала вероятность, что в число его приближённых даже таким способом может войти его очередная молодая любовница. Официальной и тайной миссией Ширы стали защита жизни губернатора и передача "Кейду" и "Лейле" отчётов о наблюдениях и личном опыте, исходя из чего, а также неспокойной обстановки на преимущественно населённом аборигенами — эм'лиями — Шаливейне, Шира пришла к выводу, что таким образом начальство пытается выяснить, пойдёт ли планете на пользу отставка Тавиры.

Пользуясь всё ещё практически неограниченным доступом к ГолоНету, а также получив к базам охранников, Шира старалась подмечать, насколько её наблюдения расходятся с положительными стандартами и слухами о губернаторе, изучала криминальные сводки планеты, подмечая, что за большинством преступлений стояли эм'лии, но, так как её жизнь стала почти неотделима от жизни губернатора, а "Кейд" и "Лейла" связывались с ней нерегулярно и только тогда, когда спрашивали с неё отчёты (каждый из которых она копировала и прятала копии в нескольких местах, нередко в своей одежде и в своё м теле), и никогда не отвечали на её вопросы, она допускала, что Тавира и его окружение каким-то образом давят на "Кейда" и "Лейлу". В скором времени ей удалось предотвратить три покушения на губернатора со стороны эм'лий подряд и следом за этим защитить его во время следующего, что впечатлило окружающих, но усилило подозрения Ширы — ей стало казаться что они разочаровались в её победе, а также что, возможно, это была инсценировка, и нападавшие заранее продали своё здоровье за материальное вознаграждение.

что побуждало её создавать, прятать и носить с собой как можно больше копий своего отчёта вне зависимости от степени его готовности. Не меньше её настораживали улучшение сна и непрерывное отступление загадочной болезни, сопровождаемое иррациональной симпатией в отношении Тарила, при ослаблении иррационального счастья от воспоминаний о Палпатине. Её запросы по этой теме, как и прочие отчёты, всегда оставались неотвеченными, из-за чего она начала подозревать что Тавира и окружение сделали её своей пленницей. "Кейд" и "Лейла" всё также игнорировали её вопросы и продолжали держать эмоциональную дистанцию, в то время как ей удалось предотвратить следующие пять покушений эм'лий на губернатора, после чего наступило затишье длиной в пять месяцев.

Переломный момент наступил 7 ДБЯ, когда "Кейд" и "Лейла" в один из визитов Ширы потребовали от неё принять некий препарат и дали некий код и бластер, после чего

нападавшие были наёмниками Депенты, с согласия Тарила имитировавшими нападение эм'лий ради вывоза незаконно изъятых из бюджета Шаливейна кредитов, что "Кейд" и "Лейла" был.

-

После того, как Шира убила племянника Тарила в то время, как рядом проходило публичное мероприятие, её арестовали, но после разговора с Тарилом как ни в чём не бывало вернули её на службу, а остальным присутствующим под страхом смерти запретили об этом говорить. (Однако агент Вейдера разведал происходящее и доложил об этом инциденте Вейдеру, а тот, в свою очередь заинтересованный этим происшествием, копнул глубже, узнал, что Шира - янрица, и решил её заполучить). После произошедшего контроль за Широй усилился, и она было совсем отчаялась, когда в результате "терракта эм'лий" прислужники Вейдера помогли ей скрыться и связали её с Вейдером, заявившим, что он ненавидит коррупцию, и был счастлив узнать о смерти племянника, но не всесилен и не доверяет Шире, а потому предоставляет ей шанс искупить свою сомнительную репутацию способствованием его плану по уничтожению местной элиты, при условии, что крайними будут выставлены эм'лии. Шира, не видя для эм'лий лучшей альтернативы, согласилась и стала помогать. <...> Когда её кампания по спасению Шаливейна от гнёта шайки коррупционеров близилась к концу препятствием на пути к её победе стал знаменитый, в том числе своей верностью слову, имперский дипломат, попытавшийся усмирить эм'лий (служивших одним из ключевых ресурсов в локальной войне Вейдера с Тавирой) в обмен на милость Императора Вейдер предоставил Шире ряд неопровержимых доказательств о том, что именно Император поддерживал власть Тавиры и угнетение эм'лий, исключительно ради экспериментов над йанрицами и усиления ксенофобных настроений. Шира, будучи потрясённой, разъярённой и сильно ограниченной во времени, не подумала, что Вейдер знал о том, что, так как она - испытуемая йанрица, её смерть могла значительно снизить давление на эм'лий и что именно давление побуждало эм'лий оказывать ещё большее сопротивление, усиливающее ксенофобские настроения, а ещё он, с его-то ресурсами, мог аналогичным образом вычислить и устранить хотя бы некоторых других йанрицев, сделав участь местного населения менее плачевной. Таким образом дипломат был убит, а вскоре был совершён победоносный рейд эм'лий на резиденцию Тавиры, в которой тот был убит, а Шира, пережив окончательный разрыв их особой связи, потеряла сознание и очнулась на /название места/. Став прислужницей Вейдера она продолжила свою месть прогнившей Империи, однако вскоре до неё стали доходить несостыковки, и тогда Вейдер подкорректировал ей память.

Тени Вейдера (— ДБЯ)

-

Восстание ( ДБЯ — 3 ПБЯ)

Авторитет угнетённых ( ДБЯ — ПБЯ)

/в общем, Шира, чувствуя вину перед эм'лиями и будучи злой на людей (особенно на имперцев), действительно поддержала сторонников КНС, но всё оказалось не так уж однозначно. Она, скрываясь под личиной Миретт Давани, являлась жертвой покушений агентов Вейдера, каждое из которых обернулось для них неудачей, но позволило сделать некоторым повстанцам соответствующие выводы. Её злость на Империю, а особенно на Вейдера и Императора, была ей вторым по важности, в то время как свою жизненную миссию она видела в спасении йанрицев и построении своей счастливой жизни вопреки обстоятельствам. Благодаря своим успехам, уму и главным образом рвении в войне с Империей она впоследствии снискала славу героя. Узнав о Люке Скайуокере и его отношениях с Леей она приняла его за йанрица и стала преследовать, ещё больше убеждаясь в своих догадках. Однако в конце-концов он оказался человеком, что на тот момент её уже не смутило. Видя его подавленность и надуманное безволие в той же степени, что и его благородство, время от времени проявлявшееся и в хороших поступках, она поняла, что это две стороны одной медали и решила помочь ему найти себя, но встретила сопротивление Леи, неосознанно, но превращавшей её в свою вещь. Таким образом взаимная неприязнь Ширы и Леи со временем переросла в войну. /

Новая надежда ( — 3 ПБЯ)

/Так как авторитет сторонников КНС с самого начала был нестабилен и достигал пика перед началом войны только потому, что остальные войны хотели, промлемы взаимоотношений Ширы с Вейдером держались в секрете. Со временем Шира стала любовницей Люка, хоть тот и продолжал пытаться поддержать Лею. В момент, когда у Ширы украли ключ управления от неё и ничего не произошло, она поняла, что её хотят использовать потом и решила покончить с собой раньше, чем это произойдёт, но перед этим сообщить Императору о кознях Вейдера, а также устранить Лею, чтобы она не мешала Люку развиваться. Последнее у неё почти удалось, но во время очередного вылета, когда Люка она отличить могла, а он её нет, её тело перестало её слушать и она чуть не убила его, но сумела пойти вопреки инстинкту и, несмотря на то, что ампула с ядом выпала у неё изо рта она нашла сил потерять сознание и очнулась на борту Палача. Вейдер неожиданно для неё способствовал её выздоровлению и протезированию после полученных ею увечий в результате выстрела Люка, последовавшего за её отключкой, хоть она и видела его откровенную ненависть к ней/

-

Пиррова победа (3 — ПБЯ)

Возвращение домой (3 — 4 ПБЯ)

После того, как Шира была поражена, Вейдер планировал избавиться от неё, но Император предопределил его действия, велев привести её к нему настолько целой, насколько Вейдер хотел бы быть здоровым

/в общем, Шира вернулась в Империю, Палыч её с радостью принял, ибо интересный экспериментик выдался, + нагайско-тофская на носу. Ей снова стали управлять через "ключ", у неё снова получилось сопротивляться. Вскоре Палыч ключ отобрал и себе забрал, а её, воздержавшуюся от гадств в его сторону, командировал к нагаям от грехов очищаться. Шира Империю с Палычем, Вейдером и прочими вражинами всё ещё ненавидит, но убеждается в том, что ДДГ грозит беда, и спешит спасать родину/

Нагайско-тофская война (4 — ПБЯ)

«Останови его, иначе поплатитесь все!»
— Шира Элан Колла Бри — Седриссу КЛ во время удачной попытки (его коллеги) сообщить тофам о местоположении нагаев, ожидаемо для неё приведшей к Нагайско-тофской войне (источник)После победы повстанцев в Битве при Эндоре Шира продолжала хранить верность службе, однако, наблюдая за развитием хаоса в Галактике, томилась желанием присоединиться к нему и отомстить всем его провокаторам за его существование. Поэтому она и стала склоняться на сторону нагаев, хоть и понимала, что те прибыли в Галактику чтобы возложить часть своих проблем на плечи местного населения, не спрашивая их согласия. ... по приказам Айсард на Ширу совершались покушения... Шира убила имперского инквизитора, забрала его одежду, маску и меч... Шира преследовала сильно превосходящую её по силе группу агентов Айсард, не жалея ни себя, ни мирных жителей, и убила всех кроме одного, но всё же не сумела предотвратить оповещение тофов о местоположении нагаев. Так как она была уверена что это приведёт к новой войне это поражение стало для неё горизонтом отчаяния, и следующим её поступком стало убийство всех пострадавших в ходе этой погони...

-

/Люк её спас и забрал в свою ребеллию, где её быстро назначили заменой Вейдера. Роль у неё была соответствующей. В конце-концов она вновь осознала, что сильно любит Люка, но, поскольку некоторому влиятельному народу Люк был помехой, она решила сбежать, сбежала и посвятила дальнейшую жизнь убиению его врагов.

Искупление ( — ПБЯ)

«Я защищу тебя, Люк Ларс. Твоя смерть от чужих рук — худшее бесчестье»
— Шира Элан Колла Бри — Люку Скайуокеру/Шира убивала врагов Люка на протяжении нескольких лет. За это время она вроде как реабилитировалась, завела друзей и старалась вести себя более-менее достойно Люка и своих понятий о чести, но в то же время неотступно контролировала Люка, так как считала, что защищать его - высшая честь. Она надеялась, что друзья разделяют её понятия и в случае чего будут готовы поддержать её в переходе на сторону Люка, но до этого даже не дошло - в идее любить кого-то кроме Люка она и так сомневалась на протяжении всего времени их дружбы, а когда один из её друзей поступил бесчестно - она отреклась от верности к ним, хоть и делала дружелюбный вид ещё некоторое время, до тех пор, пока не пустила их в расход. Шира была интриганкой, террористкой и линчевателем, публично Люмией она себя не называла никогда, хоть и имела странички в соцсетях, наименованные "Люмией" (на них она собирала информацию о жизни Люка и общалась с его фандомом), и их она тоже скрывала

-

Горизонт отчаяния ( — ПБЯ)

-

Вместе навсегда ( — ПБЯ)

-

Силы и способности

Шира Элан Колла Бри — типичная представительница расы йанрицев, в силу чего с рождения обладает такими превосходящими человеческие способностями, как внимательность, память, болевой порог, скорость естественного (для человека) восстановления организма, физическая сила, ловкость и обучаемость. В то же время её здоровье и жизнь напрямую зависят от того, как много времени она проводит в обществе Привязанностей, от наличия Привязанностей, а также от целостности /ключа/, в то время как полнота резерва способностей в Силе — от того, сколько энергии передают (в случае Привязанностей) и/или выделяют окружающие её существа антропоморфных рас и /расы Родот'еня/. Также в силу принадлежности к расе йанрицев изначально склонна терять связь с рассудком, когда Привязанности отдают ей приказы и/или находятся в осознаваемой ей опасности, либо (и особенно) когда приказы отдаются ей через /ключ/, но впоследствии развитый самоконтроль позволил ей сопротивляться этому при должных усилиях и достаточно сильной злобе. После уничтожения /ключа/ получила установку на самоуничтожение, но её самоконтроля и злобы хватило на сопротивление.

В число её навыков входят: навыки рукопашного боя (развившиеся до высоких), уборка (развившаяся до высокого), рисование (развившееся до среднего), актёрское мастерство (развившееся до высокого), навыки владения огнестрельным ручным оружием (развившиеся до выдающихся), навыки боевого применения подручных средств (развившиеся до высоких), навыки использования

Личность и черты характера

Описание

«Ширу можно сравнить с Афиной, богиней мудрости и войны. Шира не могла существовать, если бы не творящаяся вокруг подлость; её предназначением с рождения было попасть на опыты, после исправленное на смерть. Если бы Тарил не был садистом она бы не научилась сопротивляться, если Вейдер не был интриганом, а Палпатин и Кронал — отчасти кающимися грешниками, она бы не выжила. Всё её обучение и последующая жизнь были нацелены на то, чтобы нести смерть. Восстание бы не укрыло её, если бы политика была более человечной, Люк бы не появился в её жизни, если бы его дом не сожгли дотла. Люк и Шира бы не полюбили друг друга, если бы не их преступления, переросшие сначала в гложущее их чувство вины, а после — в настоящее безумие, и ей бы не удалось разглядеть в нём героя и защищать его, если бы не творящийся вокруг преступный хаос. Война возвысила её и не убила — это решение она оставила за собой. Но воскресила её любовь. И именно любовь помогла ей победить и остаться с Люком навсегда. Потому, что несмотря ни на что Шира всегда была на стороне любви»
— {{{2}}}

Биологическое обоснование

«?»
— ???????????????????????????? (пока не доопределилась с концепцией)

В молодости Шира была весьма самоуверенна, так как её быстрые успехи вскружили ей голову

Как и все янрицы, Шира Элан Колла Бри была чрезвычайно одарённа, но с большим трудом осознавала происходящее и примеряла это на себя и зависела от потребности от кого-то зависеть. Её физиологический разрыв между способностью к восприятию и осознанием привёл к тому, что впоследствии, когда мирная жизнь для неё стала лишь воспоминанием, она научилась использовать свой интеллектуальный ресурс в отрыве от эмоционального опыта. Воспитание по Программе А приучило её к тому, что дарение окружающим радости приносит радость ей, и впоследствии, когда она возненавидела большинство своего окружения, радость стала для неё таким же ресурсом для борьбы, как страх, гнев и ненависть. Главной особенностью Ширы, как и всех янрицев, являлась потребность зависеть, защищать и радовать Привязанность — объект своей зависимости, что с одной стороны давало ей способности: телепатия по отношению к Привязанности и многократное обострение всех чувств (иной раз и способностей в Силе) в моменты, когда Привязанность испытывала к ней тёплые чувства, но с другой подразумевало базовое отсутствие чувствительности к Силе и ситуационную потерю самоуправления. Так как разрешить проблемы с самоуправлением и неприязни к Привязанности помогали лишь негативные чувства с падением на Тёмную Сторону Шира справилась самостоятельно и из светлых побуждений — её с её любовью к Империи и особенно янрицам (которых она хоть и осознала как счастливых иждивенцев Империи, но не могла и не хотела забывать ни о счастливом детстве, проведённом с ними, ни о счастливом обществе, которое они ), стремлением помогать окружающим в качестве морального кодекса и практической немощностью что-то изменить ситуация на Шаливейне не довела до самоубийства только потому, что её от этого ограждали. Разочаровавшись в Империи из-за жестоких поступков её господ, Шира пришла к выводу, что сила — лучший аргумент, и решила жить ради янрицев и мести, но, когда стало ясно, что Вейдер тоже лишь использовал её, и когда её подруга-янрица, Миретт, чуть не забрала её шанс на спасение и была за это ею же и убита, гнев не ушёл, но пришло раскаяние. В Альянсе Повстанцев Шира под личиной Миретт стремилась вернуться к благородному образу жизни и поддерживала КНС, так как считала что к ним относятся слишком несправедливо и так как они также, как она, являлись мстящими за своё угнетение, но в дальнейшем

Внешность, собственность и атрибутика

Внешность

-

Недвижимое имущество

На протяжении бóльшей части жизни Шира не имела недвижимого имущества. Кроме того, она не стремилась её иметь — главной ценностью жизни для неё являлось хорошее окружение, а образ жизни предполагал постоянные перемещения и попытки скрыться. Впоследствии, после того, как её возлюбленный и муж, Люк Ларс, был заморожен ею заморожен в карбонит, она стремилась поддерживать имидж развращённой властью интриганки.

Движимое имущество

Световой меч

-

Отношения

2018-12-12 01-56-06

Один из автобиографических рисунков Ширы, выполненный в духе символизма: слева направо кроме неё (крайней справа) — участники соответственно «Программы А», «Программы И» и «Программы К». По авторской задумке все изображённые участники — женщины, поскольку впоследствии женщины-йанрицы прославились больше мужчин. Все, кроме Ширы, зачёркнуты, так как к её _-летию йанрицы практически вымерли, причём чем дальше расположена категория от Ширы — тем больше мёртвых представителей известно.

Миретт Давани

-

Мара Джейд

-

Император Палпатин

«Вы получили своё, отец. Теперь пора мне получить своё»
— Люмия после второй гибели Шива Палпатина

"Кейд и Лейла Гсио"

-

Тарил Холдо

-

Эмилин Холдо

-

Дарт Вейдер

-

Люк Ларс

«Я проявлю инициативу — и он снова полюбит меня. Он — мой герой, не первый и не последний. Другие не стояли близко: их я не контролировала так, как его. Если бы не я — он бы не был так прекрасен, но он уже больше, чем результат моей заботы. Ради него я всем пожертвую. Без него все разделят мою тоску. И, если справедливость всё-таки есть, я стану его клоном. Он будет Люком, а я Люмией. Пока я жива, Люк, я всегда буду с тобой, и никто не займёт моё место»
— Шира Элан Колла БриПериод, на который пришлось начало отношений с Люком, являлся для Ширы одним из тяжелейших, и его удалось пережить именно благодаря сильной схожести Люка с янрицем. Инициатором отношений являлась Шира; первоначальное сопротивление Люка её не смутило, а лишь утвердило в её глазах статус Леи Органы как нехорошего человека, чем она, в отличии от большинства других аспектов своей жизни, с Люком старалась делиться. Откровение, что её возлюбленный янрицем не является, её сильно обрадовало и стало ключевым препятствием между ней и разочарованием в жизни, и в то же время укрепило её в образе жизни паталогической обманщицы — даже осознавая что он не жестокий манипулятор она до конца скрывала от него правду о своём происхождении, так как её жизнь сводилась к желанию быть с ним, а его (в её глазах) — к героическим поступкам, за которые она не могла ручаться, узнай он правду. Шира любила в Люке героя и неоднократно была готова пожертвовать ради него всем, кроме того, что делало его героем, и в связи с нагнетением обстоятельств со временем её последняя надежда превратилась в ужасную одержимость, которой она жила на протяжении /десятилетия с хвостиком?/, сначала как его подруга и любовница из Альянса повстанцев, затем как Тёмная леди, чьи многочисленные спектакли, включая массовые терракты и его "романы" с посланницами её воли, служили лишь её любви, и в конце-концов как его /кто?/, .

Лея Органа

-

Исанн Айсард

-

-

-

-

Джерельс Ларс

-

За кулисами

«Гадостей в адрес Люмии не терплю, несогласных в понятное место шлю. Я люблю Люмию, для меня она та, кто спасала Люка Скайуокера, имея идеальные возможности покончить с ним; та, кто попользовалась нагаями и тофами на благо разваливающейся Галактики; а также учитель двух выдающихся Лордов Ситхов, один из которых стал Императором. Но, несмотря на это, мне не нравится, что она сидела в тени так долго и совершенно не хочется мириться ни с радикальной сменой её образа жизни, ни с её вечной разлукой с Люком, который, на мой взгляд, также попортился с годами. Неоднократно я задавалась вопросами: а что было бы (с Галактикой), окажись они снова вместе? И что происходило с ней за кадром. Собственно, очередная попытка на них ответить привела к разрастанию концепции С1-AR»
— От автора
  • В рамках С1-AR прототипами Люмии главным образом является Люмия из ЗВ-Легенд. В меньшей степени её образ вдохновлён архетипом яндере (особенно его представительницей Аяно Аиши из Yandere Simulator), Сарисс из ЗВ-Легенд и феей Динь-Динь из сказки про Питера Пена.
  • По внутримировой версии С1-AR имя «Шира Элан Колла Бри» является именем, составленным по типовому образцу имён для йанрицев. Первая его часть (в данном случае «Шира») была дана ей при появлении на свет и является именем, случайным образом выбранного из имён культуры, аналогичной еврейской; Вторая (в данном случае «Элан Колла») была дана ей при появлении на свет и отсылает к промежутку появления на свет (в случае Ширы это был 17-й день месяца Элона); третья («Бри») была дана ей на пятом году жизни за коммуникабельность и склонность к информированию и является производным от словам «Бри́финг».
  • По внешнемировой версии имя Люмия (англ. Lumiya) созвучно латинскому слову lumen, означающему свет, а также имени персонажа из древнегреческой мифологии, с латинского читающегося как Ламия (англ. Lamia) и, согласно самому распространённому мифу, являющегося одной из возлюбленных Зевса, которую ревнующая Гера обратила в буйствующее чудовище.
  • По внутримировой версии С1-AR имя Люмия означает отсылку к имени Люка, в котором Шира осознанно заключила свою светлую сторону. При этом Шира сама взяла это имя.
  • По внешнемировой версии имя «Лена Гсиа» отсылает к псевдониму Люмии «Бриша Сио», к Елене Троянской, из-за которой была развязана Троянская война по аналогией в Восстанием на Шаливейне, к знакомой автора Елене, для которой семейные ценности и потребность в дарении важнее честности заработка, и к Юно Гасай, абьюз со стороны родителей над которой вылился в её отчаянную жажду привязаться и обладать, ради утоления которой она оказалась готова абсолютно на всё.
  • В рамках C1-AR Люмия изначально задумывалась как человек, не страдающий тяжёлыми психическими расстройствами и с куда большей лёгкостью идущий на контакт со своим возлюбленным Люком, однако впоследствии, благодаря авторским размышлениям о способностях Кронала как учёного-биолога, однообразии вселенной ЗВ-Легенд, необычайно схожей между собой и арийцами молодёжи в Императорском дворце (а особенно о схожести Люмии и Мары), о причинах, по которым Люк обязан выстрелить во влюблённую в него Люмию, а также личных симпатиях Палпатина к одарённым существам и автора к персонажам-яндере, было решено сделать Люмию представительницей расы, похожей на людей внешне, но отличающейся от них более высоким уровням способностей, рабским образом мышления и жизни, а также наличием дистанционного механизма управления, в случае ликвидации такового дающее установку на потерю разума. Также, исходя из враждебности Палпатина и Пророков Тёмной Стороны к Силе (в рамках С1-AR) было решено, что Люмия будет серьёзно ограничена в чувствительности к Силе. Идея сделать Люмию психопаткой появилась тогда, когда автор окончательно определилась, что ей хочется ввести не просто возлюбленную Люка Скайуокера, но страшное испытание для него и настоящую угрозу для (негодяев и не только) Далёкой-Далёкой Галактики.
  • По идейно-морально составляющей Люмия — мать Люка: её образ жизни порочен, а сердце чёрство, что она осознаёт, но всё равно не хочет ничего менять, так как это может повредить Люку. Если бы не её злой внутренний стержень — Люк бы действительно умер молодым.
  • В «Звёздные Войны: Предать любой ценой» персонаж Люмии является отсылкой к Леонии Тавире и Аяно Аиши, являясь зеркальной противоположностью второй.

Появления

Примечания и сноски

  1. Сознание у янрицев всегда было заторможено;
  2. Этим загадочным гением был Кронал;
  3. Привязанность (англ. Аffection) — основной симптом Синдрома Рицы особая связь с чувствительным к Силе существом, формируемая путём стандартного построения приятельских отношений — мыслями жертвы Синдрома Рицы о потенциальном объекте Привязанности и их совместным времяпровождением общей длительностью не менее двух месяцев, и со временем становившаяся сильнейшим инстинктом янрица, способным брать над ним полный физический контроль, особенно в случаях близкого местонахождения объекта Привязанности;
  4. Объект Привязанности — существо, на которое направлена Привязанность;
  5. Восприятие физических удовольствий (за исключением удовольствия от привычной деятельности, что было введено ради увеличения трудовой эффективности янрицев) у янрицев всегда было заторможено (что не отменяло возможности испытывать боль и дискомфорт);
  6. Синдром Рицы — основное отличие янрицев от людей; биологическое явление, также известное под наименованием «Привя́занность» (англ. Аffection), — синдром мутагенного характера, созданный учёными расы родот'еней и характеризовавшийся прямой и жизненно необходимой физической зависимостью (Привязанностью) жертвы (жертвы данного синдрома (Синдрома Рицы) или субьекта Привязанности) от других живых существ (объектов Привязанности или, на языке Родота, Рицев), чаще всего принадлежащих к расе родот'еней. Ему были подвержены две полуразумные расы: родот'рицы и янрицы. От Синдрома Рицы зависели как здоровье, так и более индивидуальные особенности — возможность читать мысли объектов Привязанности и возможность забирать и использовать их жизненную силу и/или Энергию Силы (Энергию Силы могли использовать лишь янрицы). Сила и характер действия Синдрома Рицы зависела от степени любви объекта Привязанности к жертве — чем сильнее она была тем лучше чувствовала себя жертва, и наоборот. Синдром Рицы являлся одной из основ общественного уклада цивилизации Родота в его просвещённые эпохи, а также одним из поводов и главным предлогом для Войны Галактик;
  7. Тени Вейдера — неофициальное наименование группы тёмных джедаев, тайных учеников Дарта Вейдера;
  8. Мара Джейд также являлась янрицей, о чём Вейдер, желавший заполучить в услужение аналог Мары, знал;
  9. Янрицы являлись вторичными пользователями Силы — они могли забирать Энергию Силы у объектов Привязанности, что те, в свою очередь, могли обнаружить. В отличии от Ширы объектом Привязанности Миретт был не Вейдер;
  10. Немаловажно, что на деле контроль над всеми янрицами, включая Ширу, осуществлялся посредством силы воздействия Привязанностей и сигналов, передаваемых яммоском к ядему, и наиболее сильное влияние оказывали сигналы яммоска. И, если большинство янрицев успели осознать влияние на них Привязанностей, то яммоски действовали как дистанционные пульты управления с поправкой на сопротивление янрица, контролировавшие не только поступки и мысли янрица, но и непосредственно канал связи, связывавший янрица с Силой, — то есть, при умелом управлении яммоск мог подавлять такие уникальные свойства Привязанности, как способность объекта Привязанности слышать мысли янрица, внушать ему свои мысли, чувствовать его существование и т.д. Так Кронал, создатель яммосков и янрицев, на протяжении почти всей жизни Ширы мог управлять ею через яммоск, однако сначала, ввиду соблюдения чистоты задуманного Палпатином эксперимента, этого не делал. После, когда Шире удалось одержать победу и бежать с Шаливейна, он, исходя из идейно-моральных соображений, вмешался и заглушил возможность Вейдера слышать мысли Ширы и чувствовать её, что тот поначалу счёл как должное, а после — как происки общих с Палпатином врагов. Так, благодаря прихоти Кронала, Шире удалось обмануть Вейдера и бежать в Альянс повстанцев.