ФЭНДОМ


Персонаж-заготовка
С тобой Сила, юный Скайуокер. Но ты ещё не джедай.
Это — статья–заготовка о персонаже. Автор этой статьи еще не завершил работу над ней.
Если вы не являетесь автором этой статьи, то не имеете права изменять её содержание, а только исправить ошибки и неточности.
Автор: ArindaRise
30px-Era-imp30px-Era-reb30px-Era-new30px-Era-inf


Люк: «Я не смогу изменить прошлое. Но прошу, выслушай меня. Я вижу добро в тебе... всегда видел.
... Я ввязался в мерзкие вещи. Я сожалею. Но я больше никогда не откажусь от своих близких, Шира... Будь со мной. Пожалуйста... Вместе у нас больше шансов одолеть это зло... Поверь»
.
Люмия: «Поверь... Почему?.. Почему это так смешно! Почему я должна хоть во что-то верить?! Потому, что ты — лжёшь! Потому, что вы все постоянно лжёте?! Ты — считаешь себя добрячком, тебя — выдрессировали дядя и тётя, а их — Джабба!!
Знаешь, как воспитывают имперцев?! Почему «мы» такие расисты?! Почему эти расисты — молодёжь из Центральных Миров, не заставшая лично КНС?! Потому, что их так надрессировали? Они думают — это нравственно, правильно... Они правы?! Ты прав?! Или твои учителя?..
Думаешь, ты сможешь жить счастливо, игнорируя мой «бред»?! Я — нет!! Не предам!! Я найду правду!! Счастливый конец или смерть!..
Предлагаю сделку. Я... никогда и не была для тебя близкой... А ты, так отводя глаза, вряд ли выполнишь условия сделки, которую я предлагаю»
.
Люк: «... Я бы никогда не убил тебя».
Люмия: «Думаешь? Ты всегда так красиво лжёшь... Ведь даже избитую и связанную, в этой клетке — выход из которой будет означать мою казнь, да? Ты меня боишься. Почему?.. Я не отступлю, пока ты не ответишь...
Такова моя судьба»
.
Люк Ларс-Скайуокер и Люмия

Люмия Ларс-Скайуокер (англ. Lumiya Lars Skywalker) — девтерагонистка фан-цикла «Джедайская болезнь».  

Знаменитая аборигенка галактики ТХКС-1388, женщина человеческой расы, мутантка: тестовая янрица. Великолепная воительница, талантливая организаторша, следовательница, тактик и дипломатесса. Поочерёдно была: беглой игрушкой Галактического Императора Шива Палпатина; фавориткой среди Теней Вейдера, в итоге предавшей своего господина; героиней и военнослужащей Альянса повстанцев (сторонницей КНС); формальной Рукой Императора и Тёмной владычицей, героиней, военнослужащей и предательницей Регентуры Айсард; одной из основателей, военнослужащей, предательницей и значимой сподвижницей Сопротивления; рыцаршей-джедайкой и предательницей Нового Ордена джедаев; одиночной террористкой, теневой сообщницей Люка Ларса-Скайуокера и, в конце-концов, магистрессой Возрождённого Ордена джедаев. Сестра всех янрицев, в том числе печально известной Мары Джейд, её заклятый враг; враг для многих значимых в истории персон, особенно — для своей извечной соперницы, прославленной Леи Органы, а также для печально известных Шива Палпатина и Дарта Вейдера, первый из которых до начала вражды с нею был её первым объектом Привязанности, господином, инициатором её создания и создателем программы, по которой её воспитывали, а второй — её сообщником, вторым объектом Привязанности, господином, наставником и любовником. Являлась сообщницей и наставницей печально известного Карнора Джакса, много лет сотрудничала с рядом других печально известных деятелей, преследуя свои интересы. Всю свою жизнь была служительницей социума, а заодно — непосвящённой агенткой создавшей и обучавшей её консервативной фракции Ордена Скардии, надежды которой на победу над Шивом Палпатином и обезвреживание Избранника Силы в лице Люка Ларса-Скайуокера она неосознанно оправдала. Рьяная сподвижница Люка, своего третьего объекта Привязанности, его главная возлюбленная, заклятый враг и заочная наставница, а впоследствии, несмотря на множество препятствий, — его душеспасительница, ученица и законная супруга. Выделялась деятельным, горделивым, скептичным, жертвенным, фанатично-созависимым и крайне скрытным нравом, основанным на привитых ей с детства религиозности и мощной внутренней установке служить общему благу — и в то же время на страхе оказаться недостаточно хорошей и многолетней неуверенности в чём-либо, главным образом в своей самоценности. Реабилитировалась при поддержке Люка и, научившись ценить себя, вновь посвятила жизнь служению социуму.  

Биография

Потоки судьбы и вариации будущего

«И, тихо, верно двигая фигуры, мы пересилить Силу шанс получим. И Палпатин сам об себя споткнётся»
Кронал
Янрицы были искусственной расой, созданной по воле Шива Палпатина, ради его страстного стремления самоутверждаться и обладать абсолютной властью. Он настолько жаждал обладать сверхсильными, зависимыми лишь от него рабами, имеющими личность, — иначе подобная идея становилась для него безынтересной, — но способными испытывать удовольствия лишь от служения ему, для которых он был бы объектом восхищения, воплощением самой жизни и её смысла, судьбы которых мог бы вершить своим отношением к ним — равнодушием, ненавистью или приязнью, — что отчасти пренебрёг своим недоверием к Ордену Скардии и поручил создание Люмии и её многочисленных сиблингов учёным этого Ордена. Таким образом он желал самоутвердиться и над ними, к тому же, они были единственным существами в известной ему вселенной, способными осуществить такой заказ. Процесс создания янрицев скардийцы начали за годы до провозглашения Галактической Империи, однако не раньше, чем методы обучения и безжалостного Тестирования лояльности янрицев — проверки на их дефектность и злонамеренность создававших их скардийцев, — были разработаны лично Палпатином.
Scardia

Будущее Люмии было непрорицаемо и покрыто хаосом. Она являлась вторичным пользователем Силы, оттого сильное мятежных скардийцев влияние на судьбу Люмии делало вариации её будущего на тот момент непрорицаемыми и слишком нестабильными для власти Силы, — мешало Силе скоординировать Потоки судьбы Люмии так, чтобы обезопасить себя от очередного порождения скардийского хаоса, а соперников мятежных скардийцев — от нераспланированных ими поворотов в будущем. И даже в вариациях, где она оставалась жить спустя годы после вымирания скардийцев, Потоки её судьбы оставались неуправляемы, — ведь сам факт её жизни значил, что поражение скардийцев было неполным, и они хоть и на время, но сумели противопоставить великий хаос паразитизму Силы.

Общие мотивы скардийцев, коими руководствовались те при создании янрицев, в первую очередь обуславливались их стремлением поддержать шаткий союз с Палпатином, выполняя его желания. Но были и другие обстоятельства, связанные с самими скардийцами и внутренним расколом в их рядах. Часть скардийцев противилась власти Палпатина, ещё меньшая часть из них не была изобличена и могла продолжать борьбу, но даже их хватило для того, чтобы с выгодой использовать янрицев в своих будущих махинациях против Палпатина и Силы. Янрицы, в том числе Люмия, были для них одним из высокоразвитых и сравнительно безопасных ресурсов — сравнительно безопасных ввиду того, что в своей сути янрицы были вторичными пользователями Силы, напрямую от неё не зависимыми, — и в то же время скардийцы, их направители в будущем, воплощали разрушительный для Силы хаос. Это значило, что столь сильное их влияние на судьбу Люмии делало вариации её будущего на тот момент непрорицаемыми и слишком нестабильными для власти Силы, — что, в свою очередь, мешало Силе скоординировать Потоки судьбы Люмии так, чтобы обезопасить себя от очередного порождения скардийского хаоса, а соперников мятежных скардийцев — от непредвиденных поворотов будущего. Не меньшую роль сыграл и сам конфликт Палпатина со скардийцами-мятежниками — оскорблений, нанесённых им Палпатином, они не простили, и намеревались бить его его же оружием. Иронично, но именно попытки Палпатина избежать их мести через янрицев, разработав Тестирование лояльности представителей этой сверхновой расы, и открыла его врагам возможность отомстить ему элегантно и с выгодой для себя. Палпатин уготовал для многих янрицев, в том числе для Люмии, физическую и моральную ломку, надеясь точно выявить, какие у них есть дефекты, — но на деле дефектных янрицев не существовало, и те ужасы, коими сопровождалось Тестирование, не только подрывали психику и лояльность становившихся их свидетелями янрицев, но, порой, и открывали лазейки для вмешательства извне. Именно такую лазейку мятежные скардийцы разглядели в отдалённых планах Палпатина на ещё не появившуюся на свет Люмию, равно как и иные неизменные элементы её обозримого будущего — её счастливую юность под его «протекцией»; её любовь к её янрицской семье; её администраторское образование в рамках программы обучения янрицев, что воспитало бы в ней идейную альтруистку, с почтением относящуюся ко всем разумным существам, но превыше всего чтящую Галактическую Империю и особенно её вечного правителя, Галактического Императора Шива Палпатина, — не просто господина для каждого янрица, но и фигуру кумира, «Героя», заслугами и недостижимо великой, но мнимой добродетелью которого их приучили слепо восхищаться, считая себя лишь его верными служителями, а не полноценными личностями. Предопределена была и её первая и последняя командировка на планету Шаливейн, что в планах Палпатина принесла бы ей муки и стала бы последним пристанищем.

Lumiyasfate

Несмотря на то, что изначально Люмии была уготована судьба игрушки Шива Палпатина, в большинстве вариаций будущего скардийцы своим вмешательством не только сделали из его рабыни его могущественного врага, но и предопределили её судьбоносную встречу с будущим убийцей Палпатина, Избранником Силы Люком Ларсом-Скайуокером. В некоторых вариациях будущего возникшая между ними связь направляла историю Галактики ТХКС-1388 в лучшую сторону, но куда чаще приносила множество несчастий и горький исход.

То, что юность Люмии оставалась непрорицаемой в Силе, а намерения мятежных скардийцев — скрыты от Палпатина и его союзников, — предопределило спасение и обучение Люмии в качестве аколицы мятежных скардийцев ещё до того, как она появилась на свет. Но спасения от тех ужасов, с коими ей предстояло столкнуться во время Тестирования, не было в планах её будущих наставников. Именно та травма, на которую обрекалась Люмия вследствие краха всего, чему она верила и посвятила свою жизнь, двигала её по пути, уготованном ей мятежными скардийцами, — по пути попыток найти истинные ориентиры и искупить грехи, — и на этом пути не было места бегству и конформизму, что отвлекли бы её от негласно возложенной на неё миссии. В их планах она должна была помочь Альянсу повстанцев одолеть Шива Палпатина, направляя против него Избранника Силы в лице Люка Ларса-Скайуокера. Хоть Люк был похож на янрица, что уже многократно увеличивало шансы на то, что верующая в судьбу Люмия решит, что он и есть её судьба, риск был крайне высок, но для мятежных скардийцев, находящихся на грани полного краха, он был абсолютно оправдан, — как и для Люмии, потерявшей всё, что ей было дорого, кроме отчаянной надежды получить искупление, найти для себя новое воплощение «Героя» и служить ему настолько рьяно, что её и без того незаурядный жизненный путь порой сводился к настоящим подвигам, делая её способной стать великой джедайкой и даже нейтрализовать Избранника Силы без навыков провидицы. В некоторых вариациях её скрытого за хаосом будущего у неё действительно случались счастливые исходы, направляющие историю Галактики ТХКС-1388 в лучшую сторону. Однако в остальных Люмия была не настолько удачлива — и тогда её жизнь становилась историей морального краха и прихода к нигилизму, но куда чаще оканчивалась насильственной смертью, самоубийством или несчастным случаем, зачастую приводя к ещё большим осложнениям в галактической истории. Но даже в вариациях, где она оставалась жить спустя годы после вымирания скардийцев, Потоки её судьбы оставались неуправляемы, — ведь сам факт её жизни значил, что поражение скардийцев было неполным, и они хоть и на время, но сумели противопоставить великий хаос паразитизму Силы.

Ранние годы

Спецподготовка (25 — ДБЯ)

Люк: «Красиво».
Мара: «Хм?.. Спасибо».
Люк: «Это Император так научил свистеть тебя и- ..?»
Мара: «Стоило догадаться... Нет, Император учил нас не так. Не так как... тебя учили твои наседки-фермеры. Мы жили Императором, мечтали отдать за него жизнь. Поклонялись, и не было мысли отвлечь Его на такую мелочь. Для нас не было... да, для нас не было иных благ. Когда мы не служили ему — мы тренировались. Мы не навязывали Ему шум наших тренировок, Его любимый свист мы учили пока Он не слушал, вслушивались в каждую ноту, запоминали и повторяли, порознь и вместе, всем кланом. Потому что...»
Люк: «Это создавало иллюзию его присутствия... Но сейчас у этого свиста новый смысл?»
Мара: «... Да. Уж поверь мне — я всем сердцем проклинаю эту сволочь... Я говорила о Палпатине».
Люк: «Понимаю. Я тоже ценю семейные традиции...»
Мара: «Нет, не понимаешь! Традиции и семьи бывают у фермеров вроде тебя! У нас было рабство, и всех, кого смог, Он утащил за собой в Преисподнюю... Ещё вопросы?»
Люк: «... Да. Можешь не отвечать, я не хотел портить тебе настроение. Ты правда выглядела счастливой, до моего расспроса...»
Мара: «Я не фермер, чтобы бояться боли. Я поняла, о чём ты. Ты не любишь Татуин, на котором прошли твои безмятежные деньки, потому что там поджарили твоих наседок. Лея коллекционирует память об Алдераане, а не об его уничтожении. А я насвистываю песенку, с которой один старый ублюдок ломал меня и мою семью. Наша разница в том, что ты, пытаясь отпустить боль, почти готов отказаться от самого сладкого удовольствия...»
―Люк Ларс-Скайуокер и Мара Джейд
Impaldecor

С первых дней янрицы росли в роскошных интерьерах, копировавших интерьер Императорского дворца. Так Шив Палпатин рассчитывал привязать их к себе, ведь себя он видел вечным владыкой этого дворца, а сам дворец — домом для всех лояльных ему янрицев. Исключительная память янрицев, их любовь ко всему привычному и невозможность испытывать большинство удовольствий закрепляла этот психологический эффект.

Шив Палпатин был очень доволен, когда 25:1:17, в Центре биотехнологий на Дромунд-Каасе, была создана первая, тестовая партия из шести абсолютно похожих друг на друга янрицев, в число которых входила малышка Люмия. Эксцентричные, данные янрицам лично Палпатином имена отсылали к именам мифических чудовищ — в случае Люмии чудовищем была Ламия, хоть Палпатин тогда и не представлял, насколько будет подходить ей это имя. Эта ограниченная партия стала его первым объектом наблюдений за данным, столь желанным для него видом, правда, их желанность состояла в их будущем поклонении ему, поэтому — а также ввиду физиологических особенностей, в силу которых янрицы буквально были обречены страдать и погибать без объекта Привязанности и его любви к ним, — Привязанность к Палпатину Люмии и её сиблингам была создана медикаментозно воспитывавшими их скардийцами. Одна из главных особенностей, отличающих янрицев от людей, заключалась в том, что они получали удовольствие лишь от служения Привязанности и ощущения привычного; это интересовало Палпатина, он желал проверить, насколько сильно может любовь к привычному способна определять степень их преданности, поэтому учителя относились к ним как к прислуге (как намеревался относиться к ним сам Палпатин), а образ Республиканского дворца (впоследствии провозглашённого Императорским), в котором им предстояло жить, заполнил собой обстановку отведённого янрицам жилого комплекса в Центре биотехнологий на Дромунд-Каасе. Ранние годы детства Люмия прожила в обществе сиблингов-янрицев, которых становилось всё больше, в окружении

Scardians

обслуживающих дроидов и учителей-скардийцев, к которым не возникло физической Привязанности ни у одного янрица, в силу медикаментозной поддержки Привязанности к Палпатину. Жизнь янрицев была преисполнена уроками, а уроки — образом Шива Палпатина: для них он был представлен как великий властелин и мудрец, герой, которому им следовало поклоняться; на этом фоне самоценность самих янрицев сводилась лишь к служению, продолжению чужой воли. Несмотря на общие азы, существовало несколько подпрограмм обучения янрицев, и Люмия попала вошла в «Группу Аурек» — группу с административным уклоном. Её приучали служить социуму, нести за окружающих ответственность, и именно это стало её привычным, потому и любимым занятием. Свои навыки она развивала, ухаживая за янрицами ответственности за окружающих ответственность за других поэтому помимо служения самому Палпатину её приучали к служению социуму.

интересовало В течении следующих лет популяция янрицев в рамках эксперимента с каждым годом понемногу пополнялась, и все они, включая Люмию, продолжали жить на Дромунд-Каасе в родном Центре биотехнологий. Обстановка жилого комплекса, в котором их поселили, была максимально приближена к будущей обстановке Императорского дворца Те несколько лет, что Шив Палпатин исполнял предначертанные ему вариации будущего в своём восхождении к власти, Люмия и её сиблинги провели в родном Центре биотехнологий, интерьер которого напоминал будучи по большей части лишёнными другого общества,

2019-02-18 00-26-31

их Привязанность к нему была вызвана медикаментозным способом, потому что их тесное общение в условиях его восхождения к власти было было невозможным. и невозможность их тесного общения , само их существование было в некотором роде тестированием — Шив Палпатин проверял, как может меняться их физическое и душевное состояние от Все они, включая Люмию, были очень похожими друг на друга и являлись тестовой версией. Палпатин знакомился с результатами своего заказа, имея возможность лишь издали за ним наблюдать. Ввиду особенностей физиологии янрицев скардийцы кормили Люмию и её сиблингов Победа Шива Палпатина над джедаями и наиболее рьяными сторонниками Галактической Республики была предрешена за много лет до её свершения, потому процесс создания начался была создана одной из первых представителей своей искусственно выведенной расы, за 25 лет до Битвы при Явине (21 ДБЯ), 17-го числа месяца Элона, её судьбу Пророки вверили Шиву Палпатину. Хоть рок Тестирования неуклонно висел над ней, она об этом не знала и воспитывалась как обычная янрица, обучавшаяся по программе «Программае Аурек». Первые четыре года её жизни прошли на Дромунд-Каасе, предназначенных для того, чтобы быть питомцами Шива Палпатина, позицонируемых как человеческие клоны, более сильных, быстрых, внимательных и выносливых, чем большинство обитателей галактики ТХКС-1388. Расплатой за это были серьёзные физиологические проблемы с принятием новых знаний и самоопределением[1], неспособность испытывать физические удовольствия и физическая зависимость от любви или нелюбви объекта Привязанности[2].

Palpatinvaderpalace

Шив Палпатин был высшей ценностью ранней жизни Люмии, хоть сам он лишь изредка удостаивал её своим вниманием. И если она считала себя лишь продолжением его воли, то он определил её судьбу иначе ещё до её появления на свет. Люмия не должна была пережить Тестирование лояльности янрицев.

Шира была создана за 23 года до Битвы при Явине (21 ДБЯ), 17-го числа месяца Элона, поэтому её вторым именем стало Элан Колла. Начало её жизни состоялось в Центре биотехнологий на Дромунд-Каасе, стараниями Пророков Тёмной Стороны, и было посвящено Шиву Палпатину - человеку, ее обьекту Привязанности, главному инициатору создания Ширы и ее сородичей-янрицев - своих будущих, как он рассчитывал, идеальных слуг. Вместе с ней был создан и ее яммоск, сохраненный втайне от сторонников Палпатина и призванный контролировать Ширу дистанционно. Следующие четыре года Шира провела в месте своего рождения, в обществе сородичей и многообразных дроидов, ее жизнь была посвящена первичному обучению - которое ей, как и всем ее сородичам, поначалу давалось непросто в силу генетически заложенной в них проблемы с прямым (не ассоциативным) усвоением информации и самоидентификацией, - а недостаток любви обьекта Привязанности компенсировался медикаментозно. Другая генетически заложенная в ней особенность - любовь ко всему привычному - а в случае Ширы (и подавляющего большинства других янрицев) любовь к учебе, янрицеподобным гуманоидам, навязанному учебной пропагандой героическому образу Шива Палпатина, дроидам и богатой обстановке - ведь Шив Палпатин расчитывал, что Дворец Сената станет его собственностью и тем местом для большинства янрицев, к которому их будет влечь, и настоял на приучении янрицев к роскоши, - проявилась у Ширы на втором году ее жизни. 19 ДБЯ, вслед за провозглашением Шива Палпатина Галактическим Императором, состоялся переезд Ширы и ее сверстников-янрицев в Дворец Сената, немногим после переименованный в Императорский дворец, где их разместили на средних уровнях. Официально дворцовые янрицы числились клонами, участниками экспериментальной программы Обучения высшей молодежи, пришедшей на место культа джедаев, и пораженные самой технологией клонирования граждане в основной массе не предполагали, что на деле биотехнологии шагнули еще дальше, потому истинная суть Ширы оставалась скрыта для большинства.

1 ДБЯстановления Шива Палпатина Галактическим Императором, Шира вместе с большинством сородичей была перевезена на Корусант и поселена в районе средних уровней Императорского дворца — тогда Шив Палпатин стал намного ближе, и вся болезненность быстро пропала. Ещё не осознавая того Шира стала частью подножия высшего света родной галактики — ведь уже тогда Палпатин, успешно представивший перед аристократией Галактической Империи Ширу и её обитавшую в его дворце родню как стандартных человеческих клонов, предназначил ей быть его служанкой и после исполнения [http://ru.starwars.wikia.com/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%B7_66 Приказа 66] Ширу, как и большинство других её сородичей, перевезли на [[Корускант (С1-AR)|Корускант]] и поселили в зоне средних уровней [[Императорский дворец (С1-AR)|Императорского дворца]].

На протяжении следующих семи лет жизни Шира, как и почти все сородичи будучи изолированной от внешнего мира (за исключением часто их навещавшего Императора Шива Палпатина и иногда встречавшихся ей других визитёров и обитателей дворца), не покидала Императорский дворец и проводила бóльшую часть жизни на его средних уровнях, но имела возможность дистанционно познавать внешний мир через ГолоНет и время от времени пользовалась ей. Её характер предопределила «Программа Аурек», давшая ей третью часть имени (Бри) и наполнившая её жизнь осознанием, что её цель, помимо поклонения Императору, — благополучие и комфорт окружающего её социума, Император — великий человек и дело его право, а её любимое занятие, помимо служения Императору, — забота об окружающих, особенно связанная с распространением информации, налаживанием коммуникаций и повышением своей квалификации. Как и любой другой представитель расы янрицев она не испытывала удовольствия от любых других видов деятельности, и из-за этого ученики программы «Иск» порой считали её занудой, и в то же время относились к ней как к одной из старших сестёр без оглядки на реальную разницу в возрасте. За время своего детства Шира поняла, что, несмотря на совместный быт и дружбу, ни к кому из янрицев она не испытывает такой привязанности, как к Императору, и что каждый из опрошенных янрицев полностью разделяет её чувства.

12 ДБЯ согласно приказу Императора Шира Элан Колла Бри покинула дворец, что означало для неё новый этап обучения и необходимость приспосабливаться к чужому миру. Её основными задачами стали вживание в легенду о  (человеческой девочке старше неё на два года) и систематическая перекраска волос в чёрный цвет, поскольку, насколько ей было известно, несмотря на отчасти индивидуальный характер предстоящего обучения она была обязана расширить знания о социуме и научиться притворяться его частью. «Кейд» и «Лейла», её учителя-сопроводители, являвшиеся дроидами-репликантами и представлявшиеся людьми, стали представляться её родителями, что фактически означало начало её публичной жизни, напоминавшей жизнь обыкновенного ребёнка, родители которого являлись представителями средних классов и жили разъездами. В действительности каждая поездка на деле являлась ознакомительной экскурсией для неё, а жизнь в социуме ограничивалась посещениями особо важных и интересных мероприятий (исключительно в сопровождении «родителей») и образовательных учреждений, в которых ей было запрещено оставаться дольше положенного времени, но позволено заниматься общественной деятельностью. «Лена» действительно всегда старалась занять позицию активиста, так как, помимо общения с близкими (янрицами и Палпатином), это было единственным, что ей по-настоящему нравилось. Она всегда предупреждала о скованности во времени, но, так как окружающие привыкали к её услужливости, и при этом большинство из них опасались и презирали её из-за ксенофобских настроений, в частности из-за её поразительной трудоспособности и отсутствия у неё каких либо хобби кроме вмешательства в чужую жизнь, в её жизни начались конфликты со сверстниками, порой переходящие в попытки её задержать. Так как за одно её опоздание ей грозило недельное лишение общения с янрицами через ГолоНет, а за три отменялась поездка в Императорский дворец она приспособилась применять уловки, хитрость и силу, попутно завершив свою социализацию: по истечению двух лет, потраченных на попытки осознать, что с ней не так, она научилась притворяться что увлекается рисование, жаловаться на строгих родителей, придумывать истории про свою жизнь, не выдавая тайн (чего и до этого не случалось), но располагая публику к доверию, а также имитировать реакцию на чужие истории и шутки из разряда тех, что раньше её не трогали (а трогали её лишь истории патриотов, Палпатина, янрицев и дроидов). Она не обозлилась на них, но для себя уяснила, что сытый голодного не разумеет, и её с ними различия — результат воспитания. Тем не менее ей уже было волнительно от непонимания, почему все её близкие так однотипны внешне, хотя сама мысль подумать о Палпатине плохо виделась ей кощунством. В связи с переездами новых близких и постоянных знакомых за всё это время у неё также не появилось.

Поездки в Императорский дворец, как правило, состоялись для Ширы раз в месяц на протяжении всего обучения. Время каждой из них она проводила с Императором, выполняя его мелкие поручения и испытывая огромное счастье от ощущения, что он доволен ею, свободное от него времени общаясь с сородичами. Таким образом ей удалось также подметить что память янрицев гораздо сильнее, чем память людей о ней и друг о друге. Остальное свободное от жизни во внедворцовом социуме время было для неё временем обучения под руководством «Кейда» и «Лейлы» (в частности обучения актёрским навыкам, правилам поведения в галактическом социуме и пониманию психологии его обитателей, а также совершенствованию навыков борьбы, критического мышления, наблюдения и приобретения навыков скрытности) и непосредственно свободным временем, которое она была обязана проводить удалённо от социума и которое обычно тратила на общение с янрицами через ГолоНет и на попытки осмыслить происходящее. За полгода до конца обучения встречи с Императором прекратились, и Шира со временем заметила, что её самочувствие ухудшается по необъяснимым для неё причинам. К концу обучения она укрепилась в позиции лоялистки Империи, будучи убеждённой что, совершенствуя социум, сможет сделать представителей остальных рас похожими на янрицев, и что Палпатин открывал ей глаза именно на это. Также «Лена» числилась как абсолютная отличница, хоть официально за ней числилось только среднее образование. За всё это время она побывала на _ планетах, а именно на _, _, _ ...

Тестирование лояльности янрицев ( — ДБЯ)

(8 ДБЯ) состоялся переезд «Лены Гсио» в столицу планеты Шаливейн, город Чиншассу, где её прописали в дорогой квартире в центральном районе, и только после этого представили губернатору представили. Первую неделю в Чиншассе она действительно провела провела в той квартире, вне всяких официальных официальных миссий и обучения, уже тогда осознавая, что здесь ей предстоит задержаться. Интересоваться происходящим на планете она начала уже тогда, будучи уже осведомлённой, что здесь скоро начнётся её

а на деле поселили в одной из комнат в доме губернатора, по соседству с личной комнатой самого губернатора

Губернатор, Тарил Тавира, назначил её на должность его личного протоколиста, несмотря на то, что в его распоряжении были протокольные дроиды), а также втайне от окружения вести учёт соотношения её сопровождений к числу публичных мероприятий и нести личную ответственность за их недостачи, что не вызвало подозрений посторонних наблюдателей, поскольку репутация Тавиры предполагала вероятность, что в число его приближённых даже таким способом может войти его очередная молодая любовница. Официальной и тайной миссией Ширы стали защита жизни губернатора и передача "Кейду" и "Лейле" отчётов о наблюдениях и личном опыте, исходя из чего, а также неспокойной обстановки на преимущественно населённом аборигенами — эм'лиями — Шаливейне, Шира пришла к выводу, что таким образом начальство пытается выяснить, пойдёт ли планете на пользу отставка Тавиры.

Пользуясь всё ещё практически неограниченным доступом к ГолоНету, а также получив к базам охранников, Шира старалась подмечать, насколько её наблюдения расходятся с положительными стандартами и слухами о губернаторе, изучала криминальные сводки планеты, подмечая, что за большинством преступлений стояли эм'лии, но, так как её жизнь стала почти неотделима от жизни губернатора, а "Кейд" и "Лейла" связывались с ней нерегулярно и только тогда, когда спрашивали с неё отчёты (каждый из которых она копировала и прятала копии в нескольких местах, нередко в своей одежде и в своё м теле), и никогда не отвечали на её вопросы, она допускала, что Тавира и его окружение каким-то образом давят на "Кейда" и "Лейлу". В скором времени ей удалось предотвратить три покушения на губернатора со стороны эм'лий подряд и следом за этим защитить его во время следующего, что впечатлило окружающих, но усилило подозрения Ширы — ей стало казаться что они разочаровались в её победе, а также что, возможно, это была инсценировка, и нападавшие заранее продали своё здоровье за материальное вознаграждение.

что побуждало её создавать, прятать и носить с собой как можно больше копий своего отчёта вне зависимости от степени его готовности. Не меньше её настораживали улучшение сна и непрерывное отступление загадочной болезни, сопровождаемое иррациональной симпатией в отношении Тарила, при ослаблении иррационального счастья от воспоминаний о Палпатине. Её запросы по этой теме, как и прочие отчёты, всегда оставались неотвеченными, из-за чего она начала подозревать что Тавира и окружение сделали её своей пленницей. "Кейд" и "Лейла" всё также игнорировали её вопросы и продолжали держать эмоциональную дистанцию, в то время как ей удалось предотвратить следующие пять покушений эм'лий на губернатора, после чего наступило затишье длиной в пять месяцев.

Переломный момент наступил 7 ДБЯ, когда "Кейд" и "Лейла" в один из визитов Ширы потребовали от неё принять некий препарат и дали некий код и бластер, после чего

нападавшие были наёмниками Депенты, с согласия Тарила имитировавшими нападение эм'лий ради вывоза незаконно изъятых из бюджета Шаливейна кредитов, что "Кейд" и "Лейла" был.

-

После того, как Шира убила племянника Тарила в то время, как рядом проходило публичное мероприятие, её арестовали, но после разговора с Тарилом как ни в чём не бывало вернули её на службу, а остальным присутствующим под страхом смерти запретили об этом говорить. (Однако агент Вейдера разведал происходящее и доложил об этом инциденте Вейдеру, а тот, в свою очередь заинтересованный этим происшествием, копнул глубже, узнал, что Шира - янрица, и решил её заполучить). После произошедшего контроль за Широй усилился, и она было совсем отчаялась, когда в результате "терракта эм'лий" прислужники Вейдера помогли ей скрыться и связали её с Вейдером, заявившим, что он ненавидит коррупцию, и был счастлив узнать о смерти племянника, но не всесилен и не доверяет Шире, а потому предоставляет ей шанс искупить свою сомнительную репутацию способствованием его плану по уничтожению местной элиты, при условии, что крайними будут выставлены эм'лии. Шира, не видя для эм'лий лучшей альтернативы, согласилась и стала помогать. <...> Когда её кампания по спасению Шаливейна от гнёта шайки коррупционеров близилась к концу препятствием на пути к её победе стал знаменитый, в том числе своей верностью слову, имперский дипломат, попытавшийся усмирить эм'лий (служивших одним из ключевых ресурсов в локальной войне Вейдера с Тавирой) в обмен на милость Императора Вейдер предоставил Шире ряд неопровержимых доказательств о том, что именно Император поддерживал власть Тавиры и угнетение эм'лий, исключительно ради экспериментов над йанрицами и усиления ксенофобных настроений. Шира, будучи потрясённой, разъярённой и сильно ограниченной во времени, не подумала, что Вейдер знал о том, что, так как она - испытуемая йанрица, её смерть могла значительно снизить давление на эм'лий и что именно давление побуждало эм'лий оказывать ещё большее сопротивление, усиливающее ксенофобские настроения, а ещё он, с его-то ресурсами, мог аналогичным образом вычислить и устранить хотя бы некоторых других йанрицев, сделав участь местного населения менее плачевной. Таким образом дипломат был убит, а вскоре был совершён победоносный рейд эм'лий на резиденцию Тавиры, в которой тот был убит, а Шира, пережив окончательный разрыв их особой связи, потеряла сознание и очнулась на /название места/.

Тени Вейдера

Другой кумир ( — ДБЯ)

Дорогой сомнений ( — 0 ДБЯ)

Последняя надежда

Героиня КНС (0 ДБЯ — ПБЯ)

Поначалу Шира была пехотинцем и позиционировала себя как мутанта родом с Шаливейна — планеты, на которой прошло устроенное ей Императором смертельное испытание и на которой располагался секретный канал связи с Императором, о которому она так и не сообщила Вейдеру и которым планировала воспользоваться в крайнем случае, чтобы изобличить Вейдера перед Императором. Поиски надежды, перекрытые повсеместным недоверием, результата не давали, зато месть, посвящённая с тех пор как Палпатину, так и Вейдеру, была успешна — благодаря ей, вернее, проявленным ею упорству в проявлении героизма против Империи и благородству в отношении повстанцев, особенно сторонников КНС, — ей удалось снискать уважение окружающих, особенно сторонников КНС, в число которых ей удалось войти в том числе благодаря её человеческой внешности — ведь многие из них, как и она, хотели найти героя, что хоть отчасти искупил бы злодеяния их врагов. Это и было тем, чего она добивалась, поскольку, помимо сочувствия и

протеста против лжи прошлых учителей, ею руководил холодный расчёт — содружество сторонников КНС являлось самым агрессивным и способным постоять за своих членов, их конфликт со сторонниками Республики снова заострился, а Вейдер хотел продолжать сотрудничество с повстанцами, хоть и проявил себя в их отношении как ненадёжный союзник, что при должной сноровке Ширы могло подвести Вейдера к ультиматуму: либо как минимум продлить ей фору, либо вступить в конфликт с Альянсом повстанцев. Кроме того, сотрудничество с КНС давало бóльшую свободу действий для Ширы. Ввиду вражды с Дартом Вейдером, временно обманутого её манипуляциями с Миретт, Шира искала новый объект Привязанности и нашла его в лице _, талантливого, но не приспособленного к боевым действиям техника, при котором продолжила своё обучение как ремонтник и пользователь техники. С момента побега от Вейдера она временно зареклась пользоваться Силой, так как ей не хотелось ни чтобы Вейдер узнал в ней Ширу, а не убийцу Ширы[3], что могло значить ещё более яростную расплату, ни чрезмерной настороженности повстанцев, и уже вскоре после начала жизни в Альянсе, когда она уже выразила поддержку КНС, ей пришлось отбиваться от агентов

Вейдера, чему она была обязана своей паранойе — никому не веря, ища подвох везде ей не только несколько раз удалось сбежать от ряженого в повстанческую форму возмездия, но и в скорейшем времени выставить очередную попытку спастись на публичное обозрение. Истинную природу противостояния она, как и Вейдер, скрывала от окружающих, поскольку её не прельщала перспектива быть принесённой в жертву бывшему учителю. Таким образом её план удался: сторонники Республики предпочли союз с КНС союзу с Вейдером, и Вейдер был обвинён в попытке внести разлад внутри Альянса повстанцев, а союз с ним расторгнут. И всё же Шира получила репутацию подозрительной и опасной персоны. За всё это время никто так и не поинтересовался, убила ли «она» перед прибытием в Альянс агента Вейдера, коим в прошлом являлась Шира Элан Колла Бри, и понимание, что подруга была подругой до конца, облегчило её боль и укрепило веру в хороших янрицев. В дальнейшем ей удалось неоднократно доказать, что она является ценным кадром для Альянса повстанцев, несмотря на ещё несколько покушений со стороны Дарта Вейдера, принесшие ей как всё ту же опасную славу, так и некоторые физические увечья, которые пришлось компенсировать имплантами. Хоть настолько жёсткого режима в жизни Ширы ещё не было, в её глазах окружающие действительно проявляли больше доброты — до тех пор, пока опасавшиеся растерять военную силу лидеры не стали попустительствовать негодяйствам, что, наравне со страхом вновь оказаться жертвой наваждений, когда ей стало представляться истинное, довольно приятное лицо нового объекта Привязанности, не дало ей подпустить надежду к себе. Позиции КНС стали сдавать, проявлять благородство становилось всё сложнее, и в конце-концов болезненная одержимость Ширы переросла в фатализм — она стала молить вселенную о знаке, что ей удастся вымолить прощение.

Благими намерениями ( — 3 ПБЯ)

Хан: «Малыш, я понимаю — она привлекательна...»
Люк: «Не в этом дело».
Хан: «М?»
Люк: «Думаю, я мечтал об этом когда ещё жил на ферме... было так неспокойно выбираться в город. Всегда готовился защищаться — ты же помнишь, какой контингент был в Чалмуне! Стоило зайти — наезд. И, обычно, никто никого не защищает... Миретт красивая, да. Но она заботится об окружающих. Её уважают. И мне сложно не уважать таких людей».
Хан: «Знал я таких людей... Они не считаются с чужими проблемами. Они — беспощадные фанатики, и, держу пари, она плюнет на свои принципы, если что-то пойдёт не по-её. Так что держись от неё подальше. Ради меня. Ради Чуи и Её Высочества».
Люк: «Фанатик... плюнет на принципы?»
Хан: «Простая арифметика: если они против убийств — они убивают убийц; если против насилия — отвечают насилием на насилие. Ты меня понял... Да?»
Люк: «Извини, Хан, но ты уже ошибался, и... Эй! Я не собираюсь вас бросать!»
―Хан Соло и Люк Скайуокер-Ларс

/в общем, Шира, чувствуя вину перед эм'лиями и будучи злой на людей (особенно на имперцев), действительно поддержала сторонников КНС, но всё оказалось не так уж однозначно. Она, скрываясь под личиной Миретт Давани, являлась жертвой покушений агентов Вейдера, каждое из которых обернулось для них неудачей, но позволило сделать некоторым повстанцам соответствующие выводы. Её злость на Империю, а особенно на Вейдера и Императора, была ей вторым по важности, в то время как свою жизненную миссию она видела в спасении йанрицев и построении своей счастливой жизни вопреки обстоятельствам. Благодаря своим успехам, уму и главным образом рвении в войне с Империей она впоследствии снискала славу героя. Узнав о Люке Скайуокере и его отношениях с Леей она приняла его за йанрица и стала преследовать, ещё больше убеждаясь в своих догадках. Однако в конце-концов он оказался человеком, что на тот момент её уже не смутило. Видя его подавленность и надуманное безволие в той же степени, что и его благородство, время от времени проявлявшееся и в хороших поступках, она поняла, что это две стороны одной медали и решила помочь ему найти себя, но встретила сопротивление Леи, неосознанно, но превращавшей её в свою вещь. Таким образом взаимная неприязнь Ширы и Леи со временем переросла в войну. /

/Так как авторитет сторонников КНС с самого начала был нестабилен и достигал пика перед началом войны только потому, что остальные войны хотели, промлемы взаимоотношений Ширы с Вейдером держались в секрете. Со временем Шира стала любовницей Люка, хоть тот и продолжал пытаться поддержать Лею. В момент, когда у Ширы украли ключ управления от неё и ничего не произошло, она поняла, что её хотят использовать потом и решила покончить с собой раньше, чем это произойдёт, но перед этим сообщить Императору о кознях Вейдера, а также устранить Лею, чтобы она не мешала Люку развиваться. Последнее у неё почти удалось, но во время очередного вылета, когда Люка она отличить могла, а он её нет, её тело перестало её слушать и она чуть не убила его, но сумела пойти вопреки инстинкту и, несмотря на то, что ампула с ядом выпала у неё изо рта она нашла сил потерять сознание и очнулась на борту Палача. Вейдер неожиданно для неё способствовал её выздоровлению и протезированию после полученных ею увечий в результате выстрела Люка, последовавшего за её отключкой, хоть она и видела его откровенную ненависть к ней

Кризис веры

Путь в Преисподнюю (3 — 4 ПБЯ)

Люмия: «Я хотела, чтобы ты остался жив... и жил без надежды! Но я скорей убью тебя, чем отпущу на волю!»
Люк: «Не кажется ли это бессмысленным, Ши- ..?»
Люмия: «Не зови меня так! Её больше нет! Ты убил её!..
Добей меня!»

Люк: «Нет!»
Киро: «Ты... знаешь её, Люк? Так пусть расскажет нам, где Дани».
Люмия: «Нет. Гадай сам, где она, и мучайся. Помни, что она страдает, и мучайся ещё сильнее... Как мучилась я с того дня, как Люк Скайуокер отобрал мою жизнь, дав взамен это существование. Я киборг... это насмешка над жизнью... полуженщина, жизнь которой поддерживают лишь механизмы!-».
Люк: «Я не знал, что ты жива. Я даже не знал, что убил тебя... думал, это просто какой-то имперец, пытавшийся убить меня и других хороших повстанцев».
Киро: «Люк... кто она?»
Люмия: «Меня звали Шира Элан Колла Бри. Теперь я Люмия. И однажды, рыбонька, я плюну на твою могилу. Как и на твоего дружка Скайуокера, когда лишу его надежды и даже воли к жизни...»
Люк: «Люмия... Для того, кто довёл тебя до такого, ты была лишь инструментом... Но теперь он мёртв и не хотел бы, чтобы ты вела себя так... Перед смертью... он принял добро в себе. И я знаю, ты тоже можешь... Поверь мне, ведь Дарт Вейдер был моим отцом, и я...»
―Люмия, Люк Ларс-Скайуокер и Киро

После того, как Шира была поражена, Вейдер планировал избавиться от неё, но Император предопределил его действия, велев привести её к нему настолько целой, насколько Вейдер хотел бы быть здоровым

/в общем, Шира вернулась в Империю, Палыч её с радостью принял, ибо интересный экспериментик выдался, + нагайско-тофская на носу. Ей снова стали управлять через "ключ", у неё снова получилось сопротивляться. Вскоре Палыч ключ отобрал и себе забрал, а её, воздержавшуюся от гадств в его сторону, командировал к нагаям от грехов очищаться. Шира Империю с Палычем, Вейдером и прочими вражинами всё ещё ненавидит, но убеждается в том, что ДДГ грозит беда, и спешит спасать родину/

Отсрочка (4 — ПБЯ)

-

Помешательство

Герой под наблюдением ( — ПБЯ)

«Терпение — прекрасное качество... если я права хотя бы в этом. Но жизнь слишком коротка, чтобы долго терпеть, а сила, не связанная с жестокостью, трогательна, но ненадёжна»
— Люмия-

Испытание любовью ( — ПБЯ)

-

Руинный рубеж ( — ПБЯ)

Люмия: «Эй?»
Мара: «Пытаешься заболтать, Бри?»
Люмия: «Хочу сказать правду. Раз ты, возможно, убьёшь меня... Какой унылый вид. Так ты скорбишь по убитым, которых не сможешь повесить на меня, — или по... этому крошащемуся куску камня?»
Мара: «Камень крошится как твоё сердечко? Да, кое в чём ты смыслишь. Я скорблю не по одной из нас, потому что моя победа начнётся здесь, а ты останешься среди статуй!»
Люмия: «Возможно... До того, как Дворец стал кучей обломков, он был для тебя всем, а для меня — местом нашей встречи... Как тебя называть теперь? Террористка? Подрывница? Пироманка? Та, кто только что убила свою личность? Напрасно надеясь...»
Мара: «Заткнись».
Люмия: «... Освободиться от последней привязанности. Победа рвёт не только лишь цепи, так? Хотелось бы предотвратить теракт, но так легче Ты сломалась, — а мне надо жить. Думаешь, я задержу одну несостоявшуюся домохозяйку?!»
Мара: «Тварь... Я убью тебя!!»
Люмия: «Как убьёшь всех, кто отнял у тебя мою победу? Пытайся, начни с меня. Ты уже не та, кем была до взрыва. Меньше, чем изгнанница, чем личность или копия моей личности. Мог Люк отдать тебе предпочтение?..
Знаешь, почему я — его любимая? Я не соблазнилась видом этих статуй. Я — личность, а ты так пыталась убежать от прошлого, что теперь ты даже не функция. Падаль. У тебя нет будущего»
.
―Люмия и Мара Джейд
-

Последний путь Тёмной владычицы ( — ПБЯ)

«Мой Герой... я — злодей в твоей истории»
— Люмия — Люку Ларсу-Скайуокеру-

Искупление

Реабилитация ( — ПБЯ)

-

Дело всей жизни ( — ПБЯ)

-

Силы и способности

Шира Элан Колла Бри — типичная представительница расы йанрицев, в силу чего с рождения обладает такими превосходящими человеческие способностями, как внимательность, память, болевой порог, скорость естественного (для человека) восстановления организма, физическая сила, ловкость и обучаемость. В то же время её здоровье и жизнь напрямую зависят от того, как много времени она проводит в обществе Привязанностей, от наличия Привязанностей, а также от целостности /ключа/, в то время как полнота резерва способностей в Силе — от того, сколько энергии передают (в случае Привязанностей) и/или выделяют окружающие её существа антропоморфных рас и /расы Родот'еня/. Также в силу принадлежности к расе йанрицев изначально склонна терять связь с рассудком, когда Привязанности отдают ей приказы и/или находятся в осознаваемой ей опасности, либо (и особенно) когда приказы отдаются ей через /ключ/, но впоследствии развитый самоконтроль позволил ей сопротивляться этому при должных усилиях и достаточно сильной злобе. После уничтожения /ключа/ получила установку на самоуничтожение, но её самоконтроля и злобы хватило на сопротивление.

В число её навыков входят: навыки рукопашного боя (развившиеся до высоких), уборка (развившаяся до высокого), рисование (развившееся до среднего), актёрское мастерство (развившееся до высокого), навыки владения огнестрельным ручным оружием (развившиеся до выдающихся), навыки боевого применения подручных средств (развившиеся до высоких), навыки использования

Личность

Черты характера

Репутация

Как и все янрицы, Шира Элан Колла Бри была чрезвычайно одарённа, но с большим трудом осознавала происходящее и примеряла это на себя и зависела от потребности от кого-то зависеть. Её физиологический разрыв между способностью к восприятию и осознанием привёл к тому, что впоследствии, когда мирная жизнь для неё стала лишь воспоминанием, она научилась использовать свой интеллектуальный ресурс в отрыве от эмоционального опыта. Воспитание по Программе А приучило её к тому, что дарение окружающим радости приносит радость ей, и впоследствии, когда она возненавидела большинство своего окружения, радость стала для неё таким же ресурсом для борьбы, как страх, гнев и ненависть. Главной особенностью Ширы, как и всех янрицев, являлась потребность зависеть, защищать и радовать Привязанность — объект своей зависимости, что с одной стороны давало ей способности: телепатия по отношению к Привязанности и многократное обострение всех чувств (иной раз и способностей в Силе) в моменты, когда Привязанность испытывала к ней тёплые чувства, но с другой подразумевало базовое отсутствие чувствительности к Силе и ситуационную потерю самоуправления. Так как разрешить проблемы с самоуправлением и неприязни к Привязанности помогали лишь негативные чувства с падением на Тёмную Сторону Шира справилась самостоятельно и из светлых побуждений — её с её любовью к Империи и особенно янрицам (которых она хоть и осознала как счастливых иждивенцев Империи, но не могла и не хотела забывать ни о счастливом детстве, проведённом с ними, ни о счастливом обществе, которое они ), стремлением помогать окружающим в качестве морального кодекса и практической немощностью что-то изменить ситуация на Шаливейне не довела до самоубийства только потому, что её от этого ограждали. Разочаровавшись в Империи из-за жестоких поступков её господ, Шира пришла к выводу, что сила — лучший аргумент, и решила жить ради янрицев и мести, но, когда стало ясно, что Вейдер тоже лишь использовал её, и когда её подруга-янрица, Миретт, чуть не забрала её шанс на спасение и была за это ею же и убита, гнев не ушёл, но пришло раскаяние. В Альянсе Повстанцев Шира под личиной Миретт стремилась вернуться к благородному образу жизни и поддерживала КНС, так как считала что к ним относятся слишком несправедливо и так как они также, как она, являлись мстящими за своё угнетение, но в дальнейшем

Атрибутика

Внешность

-

Собственность

Недвижимое имущество

На протяжении бóльшей части жизни Шира не имела недвижимого имущества. Кроме того, она не стремилась её иметь — главной ценностью жизни для неё являлось хорошее окружение, а образ жизни предполагал постоянные перемещения и попытки скрыться. Впоследствии, после того, как её возлюбленный и муж, Люк Ларс, был заморожен ею заморожен в карбонит, она стремилась поддерживать имидж развращённой властью интриганки.

Движимое имущество

-

Отношения

Шив Палпатин

-

Дарт Вейдер

-

Люк Ларс-Скайуокер

«И несмотря на всё, что я сделал... Ты думаешь, что нашла кого-то лучше себя. Мне ты простила всё, что не можешь простить себе... Прости. Пожалуйста... Дай нам обоим шанс»
— Люк Ларс-Скайуокер

Лея Органа

«Леди Вейдер? Вам очень подходит это прозвище»
— Люмия-Когда Шира планировала умереть (?) Шира уже считала своё отношение к Лее местью — через неё она будто мстила Вейдеру и Палпатину.

Хан Соло

«Шира»: «Не стоит беспокоиться за Туза. Он сам выбрал путь героя».
Хан: «Насчёт этого и беспокоюсь».
«Шира»: «Но поддерживаешь. В глубине души. Можешь сообщить об этом Лее».
Хан: «Так и сделаю, героиня всех угнетённых. Не убейте его, пока я докладываюсь».
―«Шира Бри» (Люмия) и Хан Соло
-

Мара Джейд

«Она была мне сестрой, пока не попыталась стать моей копией»
— Люмия — Люку Ларсу-Скайуокеру-

Исанн Айсард

-

-

-

-

Джерельс Ларс

-

За кулисами

«Гадостей в адрес Люмии не терплю, несогласных в понятное место шлю. Я люблю Люмию, для меня она та, кто спасала Люка Скайуокера, имея идеальные возможности покончить с ним; та, кто попользовалась нагаями и тофами на благо разваливающейся Галактики; а также учитель двух выдающихся Лордов Ситхов, один из которых стал Императором. Но, несмотря на это, мне не нравится, что она сидела в тени так долго и совершенно не хочется мириться ни с радикальной сменой её образа жизни, ни с её вечной разлукой с Люком, который, на мой взгляд, также попортился с годами. Неоднократно я задавалась вопросами: а что было бы (с Галактикой), окажись они снова вместе? И что происходило с ней за кадром. Собственно, очередная попытка на них ответить привела к разрастанию концепции С1-AR»
— От автора
  • В рамках С1-AR прототипами Люмии главным образом является Люмия из ЗВ-Легенд.
  • По внутримировой версии С1-AR имя «Шира Элан Колла Бри» является именем, составленным по типовому образцу имён для йанрицев. Первая его часть (в данном случае «Шира») была дана ей при появлении на свет и является именем, случайным образом выбранного из имён культуры, аналогичной еврейской; Вторая (в данном случае «Элан Колла») была дана ей при появлении на свет и отсылает к промежутку появления на свет (в случае Ширы это был 17-й день месяца Элона); третья («Бри») была дана ей на пятом году жизни за коммуникабельность и склонность к информированию и является производным от словам «Бри́финг».
  • По внешнемировой версии имя Люмия (англ. Lumiya) созвучно латинскому слову lumen, означающему свет, а также имени персонажа из древнегреческой мифологии, с латинского читающегося как Ламия (англ. Lamia) и, согласно самому распространённому мифу, являющегося одной из возлюбленных Зевса, которую ревнующая Гера обратила в буйствующее чудовище.
  • По внутримировой версии С1-AR имя Люмия означает отсылку к имени Люка, в котором Шира осознанно заключила свою светлую сторону. При этом Шира сама взяла это имя.
  • По внешнемировой версии имя «Лена Гсиа» отсылает к псевдониму Люмии «Бриша Сио», к Елене Троянской, из-за которой была развязана Троянская война по аналогией в Восстанием на Шаливейне, к знакомой автора Елене, для которой семейные ценности и потребность в дарении важнее честности заработка, и к Юно Гасай, абьюз со стороны родителей над которой вылился в её отчаянную жажду привязаться и обладать, ради утоления которой она оказалась готова абсолютно на всё.
  • В рамках C1-AR Люмия изначально задумывалась как человек, не страдающий тяжёлыми психическими расстройствами и с куда большей лёгкостью идущий на контакт со своим возлюбленным Люком, однако впоследствии, благодаря авторским размышлениям о способностях Кронала как учёного-биолога, однообразии вселенной ЗВ-Легенд, необычайно схожей между собой и арийцами молодёжи в Императорском дворце (а особенно о схожести Люмии и Мары), о причинах, по которым Люк обязан выстрелить во влюблённую в него Люмию, а также личных симпатиях Палпатина к одарённым существам и автора к персонажам-яндере, было решено сделать Люмию представительницей расы, похожей на людей внешне, но отличающейся от них более высоким уровням способностей, рабским образом мышления и жизни, а также наличием дистанционного механизма управления, в случае ликвидации такового дающее установку на потерю разума. Также, исходя из враждебности Палпатина и Пророков Тёмной Стороны к Силе (в рамках С1-AR) было решено, что Люмия будет серьёзно ограничена в чувствительности к Силе. Идея сделать Люмию психопаткой появилась тогда, когда автор окончательно определилась, что ей хочется ввести не просто возлюбленную Люка Скайуокера, но страшное испытание для него и настоящую угрозу для (негодяев и не только) Далёкой-Далёкой Галактики.
  • По идейно-морально составляющей Люмия — мать Люка: её образ жизни порочен, а сердце чёрство, что она осознаёт, но всё равно не хочет ничего менять, так как это может повредить Люку. Если бы не её злой внутренний стержень — Люк бы действительно умер молодым.
  • В «Звёздные Войны: Предать любой ценой» персонаж Люмии является отсылкой к Леонии Тавире и Аяно Аиши, являясь зеркальной противоположностью второй.

Появления

Примечания и сноски

  1. Сознание у янрицев всегда было заторможено;
  2. Объект Привязанности — существо, на которое направлена Привязанность; Привязанность (англ. Аffection) — основной симптом Синдрома Рицы особая связь с чувствительным к Силе существом, формируемая путём стандартного построения приятельских отношений — мыслями жертвы Синдрома Рицы о потенциальном объекте Привязанности и их совместным времяпровождением общей длительностью не менее двух месяцев, и со временем становившаяся сильнейшим инстинктом янрица, способным брать над ним полный физический контроль, особенно в случаях близкого местонахождения объекта Привязанности;
  3. Янрицы являлись вторичными пользователями Силы — они могли забирать Энергию Силы у объектов Привязанности, что те, в свою очередь, могли обнаружить. В отличии от Ширы объектом Привязанности Миретт был не Вейдер;
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.